Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:59 

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Все не меряно и просто. Гаснут звезды, блекнут звезды.
Курица склевала просо - и гаданье не склалось.
Расставаться? - рад стараться. Мы умеем это, братцы,
Мы умеем - не сломаться. Как колеблемая трость

Мы согнемся перед этим. Сосчитаем по примете
Всех цыплят на всей планете, подведем всему итог.
Были вместе, стали порознь. Осень - мразь и осень - морось,
Неприветливая поросль прорастает вдоль дорог.

Мы в аду, там все - отдельно. Это даже не смертельно.
Это краской акварельной нарисованная смерть.
Штрих налево, штрих направо - развеселая забава.
Расстаемся мы без славы, и расходимся - гореть.

Все что было - все золою. Разумеется, не стою.
Осень стала шуткой злою - пахнет серою вода.
Старый парк уже не нужен: только листья, только лужи.
Расставание закружит и утащит в никуда.

Ива

Автор рисунка - Мана


@темы: №10, Ива, Летопись, Мана, Поэзия, Рисунки, Стихи

22:57 

Постер в середине номера 10

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Автор рисунка - Елизавета Васенина-Прохорова


@темы: №10, Рисунки, Постер, Летопись, Елизавета Васенина-Прохорова

22:56 

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Вот за окном дома несутся,
Летят деревья, фонари.
И муравьи-людишки жмутся
К грешному телу матушки-Земли.
А в небесах по океану
Из полудивной синевы
Плывут размеренно и без изъяну
Чуть с позолотой корабли.
Проснулось Солнце и лучами
Ласкает землю без стыда,
А та лишь плачет слёз ручьями,
Что не чиста и не млада.
Что нет на ней лесов старинных,
Зверей из сказок тоже нет,
А есть дела людишек муравьиных,
Заводы есть и много бед.
И Солнце Землю пожалеет,
И за девицу отмстит,
Оно уже почти не греет,
И на земле мороз скрипит.
Но Солнца нет, а что те люди?
Придумали поярче свет,
В его лучах живут и блудят,
Любви в их душах больше нет.
И вот Земля со всею силой
Разгневалась и поднялась,
Моря и реки забурлили,
Рекою лава полилась…
Горят дома, деревья, стены
И плач по лику всей Земли,
Она дала нам жить просторно.
Её сберечь мы не смогли…
Там за окном дома несутся,
Летят деревья, фонари,
О люди, нам пора проснуться
На хрупком теле Матушки-Земли.

S.-L. Mc’ Lorien

"Отторжение чувств от разума". Автор рисунка - Мутант TSORG


@темы: Рисунки, Поэзия, Мутант Тсорг, Мутант TSORG, Летопись, №10, S.-L. Mc’ Lorien, Стихи

22:54 

Путь войны

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Автор рисунка - Key




Путь войны

Ты ныне выбрал путь войны,
Ты ныне выбрал месть
За боль родимой стороны,
За древних предков честь.
И славно ты крушишь врага,
Но он все злей и злей,
Хоть вслух он молится богам.
Убей его! Убей!
Ты ныне мстишь, ты ныне зол,
Безжалостен твой меч.
Хороший способ ты нашел,
Чтоб предков честь сберечь.
И славно ты крушишь врага,
В крови он и в грязи.
Как беззащитен он пока.
Рази его! Рази!
Ты ныне разгоняешь мглу
Мерцанием меча.
Живешь ты в боевом пылу,
Кровь вражья горяча.
И славно ты крушишь врага.
Скрыв жест в клубах пыли,
Достал ты нож из сапога.
Коли его! Коли!
Ты ныне хмур, как сотня туч,
Сраженьем окрылен,
А солнца яркий, теплый луч
Тобою отражен.
И славно ты крушишь врага,
Хоть оба вы в крови.
Сжимает верный меч рука.
Дави его! Дави!
Ты ныне кровью напоил
Иссохшийся песок,
Он жадно эту влагу пил,
Свет солнца ее жег.
Хоть славно ты крушил врага,
Себя не смог спасти.
С тобой твоя душа пока.
Прости его! Прости!

Волчица


Автор рисунка - Мичиру


@темы: Key, №10, Волчица, Летопись, Мичиру, Поэзия, Рисунки, Стихи

22:52 

Доля – боль

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Доля – боль

…Воспаленные всхлипы пламени
Колыхали колосья стрел.
Слезы алые землю плавили,
Изливая усталость тел.

Кропотливая слизь смолистая
Выплетала из плоти плед:
Прихотливое лоно склизкое –
Похотливо изломан след…

Расчлененные плачут смолами,
Проклиная людской удел.
Сухожилия сталью смолоты…
Уцелевший о доле пел;

Обескровленный лаской лезвия
Прислонился плечом к стволу.
Боль проклюнулась – гладь железная,
Всплески мыслей сулят хулу;

Люто сеяли клочья гибели,
Клокотала в кольчугах злость.
Клич оскаленный в поле кинули:
Слово в волю толпы вплелось.

Славой тронула длань правителя;
Алчно ловят вассалы глас;
Клятва пылкая льёт пленительна
В котлованы голодных глаз.

Обезумели в пляске молоты,
Полыхает клинок хмельной.
Латы смелые вдоль расколоты –
Вопли с глоток летят долой.

Жалят молнии стрел, калёные,
В липких щелях лакая сласть;
Хлещут крыльями «мглой вскормлённые»,
В ливне тлеют, лелея власть.

Силуэтами в блеклых всполохах,
По колено в промозглой мгле,
Увлекаемы, словно волоком,
Льнут устало к больной земле,

В исступлении молча валятся,
Слыша в жилах могильный гул.
Ликам проклятых слепо скалятся…
…хлад в долины с холмов тянул.

Мутант TSÖRG

Автор рисунка - Наташа


@темы: RG, №10, Летопись, Мутант TS&#214, Мутант TSORG, Мутант Тсорг, Наташа, Поэзия, Рисунки, Стихи

20:09 

Pretender’s

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Pretender’s

Счастье…
Где же оно?
Повторяем мы снова
Слова из кино,
Дышим дымом,
Кому-то «люблю» говорим.
Прикрываем печальные лица
Веселыми масками…
А приходит наш час –
Умирая, как спички горим,
Утешая друг друга
Прекрасными сказками,
Не веря, что они лживы…
Улыбнись, дорогая –
Пока мы все-таки живы!

Наталья Скобелева

Автор рисунка - Селена


@темы: Стихи, Селена, Рисунки, Поэзия, Наталья Скобелева, Летопись, №10

20:08 

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Подвернулась подворотня, штукатурка на стене.
Что-то очень не такое, что-то странное во мне.
Покатились с неба звезды, завтра - поздно, ну и что.
Что-то думаю такое, только знаю, что не то.
Развалились вдруг ворота, покатилась голова.
А потом мне стало страшно, и забылись все слова.
А еще... еще, ты знаешь, нет таких, кто мог понять.
Только всё, что было - было... и не повторить опять.
Я же знаю, очень знаю, мне давно пора к врачу.
Я могу сидеть под дверью, но домой я не хочу...
Я не знаю, что теряю, я - немножечко не я.
Только холодно под дверью, да и дверь та - не моя.

Бессонница

@темы: №10, Бессонница, Летопись, Поэзия, Стихи

20:08 

Парк

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Парк

Лето. Парк. Деревья тают в лучах заката. Романтика… Повсюду гуляют влюбленные парочки… Только одна скамейка будто находится в другом мире, нарушая общую идиллию; только два сердца выбиваются из общего ритма… два любящих сердца…
Но поздно – уже было сказано слишком много… много лишнего… Двое спокойно смотрят друг на друга, ровным голосом произнося, что так будет лучше для обоих… Каждый понимает, что это их последняя беседа и уже ничего не изменить; каждый хочет уйти красиво, оставив о себе только самые лучшие воспоминания…
Пора… они расстаются… навсегда. Как по договоренности расходясь в противоположные стороны, оба смело идут вперед, словно точно зная свой конечный пункт назначения… что ж, парк большой, скамеек много…
Ночь незаметно спустилась на город. Пустые дорожки, освещаемые лунным светом. В небольших лужицах отражаются перемигивающиеся звезды. Романтика… только две скамейки на окраинах парка будто находятся в другом мире, а два все еще любящих сердца по-прежнему бьются в одном ритме…

Ami

Автор рисунка - Мутант TSORG


@темы: Ami, №10, Летопись, Мутант TSORG, Мутант Тсорг, Проза, Рассказы, Рисунки

20:06 

Последние слова

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Последние слова

Не дорогой,
Ненужный,
Нелюбимый,
Как в темноте погасший огонек.
Неверный,
Не святой,
Немилый,
Меня, как быль, ты удержать не смог.
Не думай,
Не вернусь.
Нетрудно,
Как ветру быть свободной и лихой.
Не хорошо,
Не верно,
Не разумно
Хотеть, чтоб плохо обошлись с тобой.
Не вспоминаю.
Ненависть
Нелепа.
Я память успокоиться прошу.
Не правильный,
Не смелый,
Недотепа,
Последние слова тебе пишу.

Дикая Alex

Автор рисунка - Мутант TSORG


@темы: Летопись, Дикая Alex, №10, Стихи, Поэзия, Мутант Тсорг, Мутант TSORG

20:05 

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
В мыслях только усталость кружила.
Это жизнь так надежды крушила,
По кускам, осколкам кроша…
Это так умирала душа.

Наталья Скобелева

@темы: №10, Стихи, Поэзия, Наталья Скобелева, Летопись

20:05 

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Ты уже спишь, я знаю.
И я к двери твоей подойду.
О тебе может что-то узнаю,
О себе может что-то найду.

Вот покорно стою я у двери,
Зная что не решиться войти.
Ну зачем я взвалил это бремя?
На плечах его тяжко нести.

Я люблю тебя, слышишь?
Нет? Знаю…
Я тебе не решаюсь сказать.
Ты настолько красивей и выше,
Ну а мне тебе нечего дать.

Silana

Автор рисунка - Dark Rei


@темы: Летопись, №10, Стихи, Рисунки, Поэзия, Silana, Dark Rei

11:40 

Сумо

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Сумо

История
Древняя легенда связывает с сумо само существование современной японской нации на Японских островах. Согласно поверьям, бог Такамикадзути вступил в поединок с богом варваров. Благодаря его победе японцы получили право осесть на территории нынешнего острова Хонсю.
Первые исторически достоверные сведения о сумо относятся к середине 7 века. Во втором месяце 642 года при дворе Императора состоялся борцовский турнир в честь корейского посла. С тех под эгидой Императора ежегодно устраивались соревнования, приуроченные к празднику окончания осенних полевых работ.
Первые поединки имели не спортивное, а религиозное значение. Они сопровождались ритуальными танцами, молитвами и театральными представлениями на религиозную тематику. Техника не отличалась утонченностью: борцовские броски и захваты сочетались с элементами бокса, а запрещенных приемов практически не было. Основные правила и система судейства складываются в эпоху Хэйан (794-1185 гг). Одеянием богатыря становится набедренная повязка.
Современное сумо берет истоки с периода Эдо (после 1603 г). Эта борьба становится излюбленным времяпрепровождением. Именно в эпоху Эдо окончательно оформилось около 70 канонических приемов, утвердился ритуал, усовершенствовались правила, которые практически в неизменном виде дошли до наших дней.
Нелегкие времена национальная японская борьба пережила в период Реставрации Мэйдзи. В 1868 г. произошло открытие изолированной на протяжении тысячелетий от мира страны, и в Японию, вместе с заморскими товарами, проникли новые развлечения. Лишившись поддержки меценатов, богатыри вынуждены были зарабатывать на рис занятиями, далекими от своего истинного призвания. Пожарная команда, набранная из 50 сумотори, прославилась на всю Японию. Спасти борьбу от забвения помогли любовь простого народа и личная поддержка Императора. Турниры вскоре возобновились и не прерывались даже во время мировых войн.

Жизнь сумотори



Борца сумо называют рикиси. На русский язык это можно перевести как «богатырь».
Жизнь борца сурова и аскетична. Связывающий свою жизнь с сумо молодой человек добровольно отказывается от многих мирских удовольствий. Забота о нравственном облике и физическом здоровье сумотори не знает границ. Спортсмену строго-настрого запрещается даже садиться за руль автомобиля: ведя машину, он может подвергнуть себя смертельной опасности!
Любое нарушение режима или недостойное поведение в быту чреваты неприятными последствиями, вплоть до изгнания из сумо.
Об именах сумоистов нужно рассказать особенно. Выбирая себе борцовский псевдоним, спортсмен верит, что предрешает свою судьбу на долгие годы. Под настоящими фамилиями выступают только некоторые начинающие борцы. Имена сумотори невозможно перевести на иностранные языки, но звучат они очень поэтично!
Борец не имеет своего дома, его второй семьей становятся товарищи по школе, с которыми он проводит и день и ночь. Сумотори просыпается с восходом солнца (в зимнее время – задолго до него). И сразу же начинает изнурительные, монотонные тренировки, которые продолжаются несколько часов с перерывами на завтрак, обед и «тихий час». Чтобы хорошо выступать на турнирах, нужно наращивать как мышечную, так и жировую массу. Рикиси питается 2 раза в сутки. Всякая его еда называется тянко. Рецепт приготовления тянко - секрет каждой школы. В день богатырь поедает не менее килограмма тянко и не менее полкило риса. Чтобы пища правильно распределялась по организму, необходим ежедневный послеполуденный сон.
Представление о сумоисте как о неуклюжем 200-килограммовом толстяке абсолютно не соответствует действительности. Боевой вес спортсмена в расцвете сил составляет 135 –175 кг. Конституция тела определена наследственностью, но природу иногда удается немножко обмануть. Если мышечная масса накачивается в результате многочасовых тренировок, то нарастить жир удается при помощи продуманной десятилетиями диеты.
Подкрепившись и отдохнув, рикиси снова отправляется на тренировку. До заката он будет отрабатывать приемы, учиться терпеть боль и не жалеть себя. Специфика сумо требует от атлета умения твердо стоять на ногах, хорошей координации движений, гибкости (любой высококлассный борец может сесть на шпагат), напористости, молниеносной реакции и смекалки.
Молодым борцам бывает трудно втянуться в тренировочный процесс. Результатом «рабочего дня» нередко становятся многочисленные ушибы, ссадины и растяжения; подошвы ног стираются до крови. Но самым тяжелым испытанием оказываются вовсе не физические нагрузки. Начинающий спортсмен не имеет практически никаких прав. Зато круг его обязанностей ничем не ограничивается: это и уборка помещений, и приготовление пищи, и стирка белья старших товарищей, и выполнение разного рода мелких поручений.
Судьба сумотори кардинально меняется только с достижением ранга борца категории дзюрё. Элитные борцы не только обеспечивают себя, но и превращаются в настоящих добытчиков и кормильцев всей школы.
Не удивительно, что именитые рикиси считаются самыми завидными женихами. В невестах у сумоистов ходят актрисы, ведущие популярных программ, топ модели, стюардессы и просто писаные красавицы. Как правило, семьи сумотори бывают крепкими.
Жизнь борца оказывается не такой уж и мрачной! И все-таки, наблюдая за рикиси, скромно купающимся в лучах славы, не забывайте, что за спиной у него годы богатырского труда и богатырского терпения.

Как стать сумотори
Для того, чтобы заниматься сумо, недостаточно иметь только большую массу тела. Сумотори должен иметь законченное обязательное среднее образование (9 классов), обладать отменным здоровьем и вести нравственно чистый образ жизни. Рост должен быть не менее 173 см, а вес – не менее 75 кг. Истории, однако, известны случаи, когда желание выйти на дохё (арена сумо) толкало молодых богатырей на не совсем благоразумные поступки. Миниатюрный борец Майноуми, чей рост едва превышал 170 сантиметров, перед процедурой измерения роста набил себе на макушке шишку. Антропометрические приборы беспристрастно зафиксировали положенные сантиметры, а счастливый «малыш» начал путь к осуществлению мечты. Он не сумел получить высшее звание йокодзуна, но популярность, которой он пользовался среди японцев, с лихвой оправдала маленькую хитрость великого таланта.
Отчасти именно этот пример послужил тому, что консервативная Ассоциация сумо внесла в 2001 г. изменения в свой регламент, разрешив малогабаритным атлетам (весом не менее 67 кг и ростом не менее 167 см) - в случае выполнения основных тестов по общефизической подготовке - пытать счастья на дохё.
Первые шаги в профессиональном сумо борец делает в возрасте 15 лет. В сумо принимают до 23 лет. Исключения делаются для борцов, добившихся высоких результатов в студенческом или любительском сумо.
Наконец, для того, чтобы стать профессионалом, сумоист должен войти в одну из школ («комнат»).



Поединок
Непосредственно сама борьба длится, как правило, не более полуминуты, поединок рикиси (прежде всего психологический) занимает намного больше времени.
Сумоисты занимают места возле арены за несколько минут до начала своего поединка. Подходит время – и йобидаси («зазывала») приглашает участников схватки на дохё.
Рикиси поднимаются на помост. Одеты они уже не в праздничные пояса, а в обычные маваси, одноцветные шелковые пояса длиной около 9 метров и шириной около 60 см, которые обматываются вокруг тела борца от 4 до 7 раз (зависит от объема талии). Перед маваси украшают декоративные струны (или стрелы). Волосы рикиси собраны в пучок на макушке. Это и дань традиции, и способ защитить голову от травмы в случае серьезного падения.
После выхода на дохё сумотори должен прополоскать рот водой и обтереться бумажным полотенцем. Как правило, воду готовящемуся к поединку борцу преподносит в деревянном ковшике победитель предыдущего поединка. Полоскание рта помогает рикиси очиститься от дурных мыслей. Продолжением ритуала является разбрасывание соли, которая с древних времен в Японии считается символом чистоты. Спортсмены зачерпывают из специального ящика по пригоршне соли и кидают ее на дохё. Бросая соль, сумотори изгоняет злых духов и показывает намерение бороться честно. К тому же, усыпанный солью дохё - гарантия того, что в случае травмы в кровь борца не попадет инфекция. Всего за год в воздух над дохё взлетает более 4,2 тонны соли (столько, сколько потребляют 1050 японских семей).
На помосте участники поединка хлопают в ладоши, разводят в стороны руки и притопывают. Магические действия напоминают разминку.
Прежде чем броситься на противника, борец должен сам коснуться кулаками земли и дождаться того же жеста от соперника. Если атлет преждевременно срывается с места, гёдзи (главный судья, находящийся на помосте) обязан сделать ему замечание. Количество фальстартов не ограничено. Татиай (стартовый рывок) очень часто предрешает исход поединка.
Когда один из соперников повержен, гёдзи протягивает оригинальный веер - гумбай - указывая на место, с которого принимал бой победитель.
Теперь победивший спортсмен берет в руки деревянный ковшик и наполняет его водой, которой будет полоскать рот участник следующего поединка.

Правила борьбы
В сумо нет весовых категорий. Нередко можно увидеть, как на помост поднимаются борцы, вес одного из которых в два раза превышает массу другого. Далеко не всегда победителем из поединка выходит именно первый.
В схватке принимают участие двое спортсменов. Победителем считается тот, кто сумеет вытолкнуть соперника за пределы арены или заставить его коснуться земли любой частью тела кроме ступни.
Существует, правда, и еще один путь к победе – если соперник потеряет свой пояс – маваси. Такой случай произошел только один раз за последние 87 лет. В майском турнире 2000-го года у борца одной из низших категорий, Асанокири, в ходе схватки развязался пояс, после чего он был дисквалифицирован. Ведь спортсмен должен тщательно следить за подготовкой своей амуниции! Умышленно срывать с соперника пояс не разрешается.
Запрещается также бить противника кулаками и ногами, хватать за волосы, душить, наносить удары в грудь и живот, тыкать в глаза.

Надеемся, что после прочтения этой статьи многие читатели проникнутся уважением к столь нелегкому виду спорта. А может и решат расширить свой кругозор посредством практики :).

Для статьи был использован материал с сайта www.japan-sumo.ru

@темы: Сумо, Стена, Статья, От редакции, №10

11:36 

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Кронштадт




Город-крепость Кронштадт в мае этого года отпраздновал свое 300-летие. Однако остров Котлин, на котором находится этот город, был известен еще в седой древности. Находясь на торговом пути «из варяг в греки», он был естественным местом отдыха морских караванов, идущих из Скандинавии в Византию и обратно. На острове находили предметы быта и украшения самых разных народов: византийцев, скандинавов, славян, арабов и многих других. Однако остров Котлин прославился как неприступный город-крепость Кронштадт.
Для защиты морских подступов к Санкт-Петербургу в 1704 году Петр I основал первые укрепления острова и проливов, огибающих Котлин. В проливах были построены форт Кроншлодт, несколько батарей (все на сваях), а также в некоторых местах были возведены подводные заграждения-сваи и каменные насыпи.
Первому нападению крепость подверглась в год своего основания – шведская эскадра пыталась высадить десант, но с большими потерями противник отступил. В последующие 150 лет твердыня ни разу не осаждалась. Но это не из-за того, что Россия не вела войн. Крепость развивалась и совершенствовалась, строились новые форты: Павел I, Александр I, Рисбанк и другие, сам город стал крепостью, окруженной рвом и стенами. Артиллерийским огнем простреливались все водные проходы между фортами, а там, где количество артиллерии было недостаточным, возводились подводные стены.
Во время Крымской войны флот союзников подошел к Кронштадту: британцы и французы надеялись мощью своей артиллерии подавить защитников и высадить десант. Однако два подводных взрыва остановили эскадру и заставили ее отступить – это было первым в мире успешным применением подводных мин.
Следующее нападение произошло через 85 лет. Гитлеровские войска пытались уничтожить советский флот, отведенный из Риги и Таллинна, и получить морской выход к блокадному Ленинграду. Трехлетняя героическая оборона доказала, что Кронштадт способен выдержать и мощь современного оружия. Основы укреплений, заложенные еще Петром I, продемонстрировали всю силу русской науки фортификации.
Единственный раз, когда крепость была взята, - это восстание против красного террора. Это было последним предупреждением, после которого в Советской России начались реформы, известные под названием «Новая Экономическая Политика».




В районе 10 утра воскресным солнечным утром мы встретились на автобусной остановке. Через двадцать минут пути мы въехали на последнюю комсомольскую стройку века – дамбу. Помимо защиты города от наводнений она служит идеальным местом рыбалки и декорацией к музыкальным клипам .
Во время путешествия по насыпи с обеих сторон виднелись острова с полуразрушенными строениями – когда-то это были форты и батареи. Некоторые из них даже не очень сильно пострадали от времени.
В самом городе мы застали аврал – через две недели юбилей. И, похоже, за пару месяцев там решили подкрасить и подлатать то, что не ремонтировали уже лет двадцать. Это было особенно заметно по гостиному двору.
На главной площади перед Морским собором мы были поражены памятником адмиралу Макарову. В соборе находится музей истории города. Он тоже стоит того, чтобы его посетить.
Далее наш путь лежал в гавань. На фоне полуразвалившихся рыбачьих посудин, лежащих на берегу, горделиво стоял балтийский флот. Была даже замечена подводная лодка…



На острове очень мало мест, куда можно пойти отдохнуть. Даже загаженная набережная используется местными жителями для воскресных пикников.
Но не все так печально. У города большой потенциал. Если привести его в порядок, подчистить, прибрать, то он будет очень интересен для поездок .
Что нас удивило, так это десятка три лебедей, мирно плавающих вдоль берега. Кто-то уже успел побывать в теплых странах и летел назад .


Как добраться:
Автобус от ст. метро «Старая Деревня» ходит раз в 20-25 минут. Стоит это удовольствие 25 рублей. На рейсовых автобусах, которые ходят раз в 30-45 минут и стоят 17 рублей, действуют проездные билеты.

Удачного пути!


SvenelD


@темы: Отчёт, Статья, Свенельд, Кронштадт, Башня, №10, SvenelD

06:10 

Предисловие №10

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Прошла весна, настало лето..!

Хоть оно и не радует нас хорошей погодой, но это не помешает нам получать удовольствие от каникул, походов, ролевых игр и прочих мелких радостей, число которых мы обещаем приумножить в меру своих сил и возможностей. Одна из них уже скоро.
Готовясь к предстоящей «Японской Таверне», в этом выпуске мы поместили статью, посвященную такому оригинальному виду боевых искусств, как сумо, турнир по которому будет проводиться в рамках этого мини-конвента. Может быть, после прочтения и вы захотите почувствовать себя сумоистом, примерить маваси и принять участие в соревнованиях?..

Увидимся на дохё!

@темы: №10, Предисловие, От редакции, Врата

06:09 

Шутка на форзаце

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
- Как размножаются энты?
Волчица: со скрипом…
Зойсайт: почкованием…

@темы: №10, Волчица, Лорд Зойсайт, Форзац, Шутка, Юмор

06:07 

Обложка номера 10. Июнь 2004 года.

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Автор рисунка на обложке - Мутант TSORG



Сам рисунок:


@темы: Рисунки, Обложка, Мутант Тсорг, Мутант TSORG, №10

21:40 

Благодарности из номера 9

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Мы хотим выразить благодарность Фарамиру Галену за тиражирование

@темы: От редакции, Обложка, Благодарности, №9

21:39 

Шутка на форзаце

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Зойсайт: смотри, на небе первая звезда! Можно желание загадать…
Волчица: нет, там вторая!
Зойсайт: :(
Волчица: можно два желания загадать!

@темы: №9, Волчица, Лорд Зойсайт, Форзац, Юмор

21:37 

Считалочка-поучалочка

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Считалочка-поучалочка

Раз, два.
Водка горькая вода.
Три, четыре.
Свет горит во всей квартире.
Пять, шесть.
И гостей моих не счесть.
Семь, восемь.
Всех к столу сейчас попросим.
Девять десять.
Лучше водки нет на свете.

Два, раз.
Эх, дерябнем мы сейчас.
Четыре, три.
Пей скорее, нос не три.
Шесть, пять.
Наливаем мы опять.
Восемь, семь.
Захмелели мы совсем.
Десять, девять.
Вот зеленая уж нелюдь.

Помните, детки, эту считалку.
Водку закусывайте поплотней.
Не хнычь, что на закусь рубля тебе жалко,
Жалеешь – увидишь зеленых чертей.

Поэтому, детки, прислушайтесь к старшим,
Чтоб в вытрезвитель вам не попасть,
Водку с ликером вы не мешайте,
Иначе горячки не избежать.

S.-L. M’c Lorien

Автор рисунка - Kэtt


@темы: Юмор, Стихи, Погреб, №9, S.-L. M’c Lorien, Kэtt

21:35 

Маршрутка

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Маршрутка

Василий Ильич, водитель маршрутки, в 23:00 отъезжал от кольца. Время было уже позднее, и Васька-флегма – так его прозвали коллеги – решил тронуться порожняком: людей в такое время ездило от конечной остановки мало, но вероятнее всего, кто-нибудь подсядет по пути – так думал он.
Маршрут, по которому он ездил уже второй год, был пригородным: от центральной площади пригорода до станции метро, и обратно. Васька полюбил этот маршрут – шоссе шло полями, лесочками, пролегало мостами через речушки, только совсем чуть-чуть вторгался он в город с его бесконечными светофорами, унылыми серыми домами.
Летом, когда он ездил полями, вдогонку маршрутке мчался запах луговых цветов, а зимой мрачные зеленые ели, нахлобучив на себя снежные шапки, как будто живой цепью стояли вдоль дороги, а на месте полей раскидывались огромные снежные равнины.
Но сейчас стояла осень, когда нарядившиеся было в пурпур, золото деревья, точно кого-то испугавшись, побросали свои листья, и лишь особо упорные из листьев оставались понуро висеть, трепеща от сильного ветра и намокая от осенних дождей. Поля пожелтели и пахли сыростью.
Да, а ему еще надо было доехать этот последний рейс: за день он порядком вымотался, хотелось спать – упасть и забыться. «Скорей бы уже ночь, - только и думал он. – Долой этот чертов день».
Он стал вспоминать. День, и вправду, не заладился с утра: попросили в его выходной день обязательно подменить коллегу, с женой не ладилось, спозаранку они опять поругались. Она его разлюбила, у нее был другой, но всегда после таких ссор ему было за себя неловко и стыдно, как бывает, когда тебе дали на сохранение какую-то ценную вещь, а ты ее потерял или разбил. Приходя домой под вечер, он не разговаривал, а на утро – опять ссора из-за любой мелочи, во время которой он по обыкновению молчал.
Во время сегодняшней у жены подгорела каша, которую все-таки пришлось съесть за отсутствием другой пищи.
С горьким вкусом на языке и горечью в душе – так он и поехал на своей «газельке» по маршруту. Дождь, ливший с самого утра, приударил еще сильнее, и загромыхал по крыше такси. От шума невеселые мысли Васьки прервались… «Эх, забыться бы» - подумал он снова.


(Автор рисунка - Мана)

Маршрутка тем временем выехала из пригорода. Центральная улочка совершенно неожиданно перешла в шоссейную дорогу, а невысокие поселковые постройки сменились раскинувшимся по обе стороны от дороги полем. Шоссе, залитое дождем, походило на какую-то бурную реку или даже море: поднимавшийся порывами ветер гнал волнами воду по асфальту, а ливень своей нескончаемой дробью покрывал ее частыми мурашками. Василию Ильичу и самому начинало казаться, будто не шофер он вовсе, а бороздит просторы океана, как отважный мореплаватель. Штормит все сильнее, но крепко зажат в его руках руль-штурвал, и смело встречает его «газель» безумства морской стихии.
По левому борту промчался такой же покоритель водной стихии. Василий Ильич помотал головой, стряхнув дремоту. «Надо доехать, а потом – ночь, забвение…» - мечтал он. Пассажиров как назло не попадалось, а значит – сожранный зря бензин и маленькая выручка. «Ясно дело, в такую погоду палкой из дома не выгонишь. Сидят себе по домам, а лучше – спят». При мыслях о сне лицо его обрело усталую улыбку. Поймав себя на этой мысли, шофер взглянул на свое лицо в зеркало заднего вида. Из зеркала на него смотрела пара пустых, безжизненных глаз, чернота их зрачков проваливалась куда-то в бездну – это были его глаза.
От внезапного, непонятного ужаса он съежился, но тотчас же устремил взгляд на дорогу. По правой стороне треугольниками крыш торчали дома садоводства, за которым сразу начинался лиственный бор.


(Автор рисунка - Шико)

На обочине Васька увидел голосующую фигуру: старушка в черном полиэтиленовом дождевике, капюшон был накинут так, что лица практически и видно не было, за плечами была холщовая котомка, правой рукой, как на посох, она упиралась то ли на лопату, то ли на грабли – разглядеть можно было только черенок. Он плавно подъехал, стараясь не забрызгать столь позднего пассажира, и затормозил. Бабуся энергично и молодцевато открыла дверь рядом с водителем и стала бойко устраиваться на сиденьях: ловко закинув котомку, странная пассажирка просунула в кабину свой посох-лопату, да так, что замерший Васька получил удар черенком по темени. Той же секундой она хлопнула дверью и сказала:
- Поехали.
- Бабуся, с таким сельхоз инвентарем можно было и на задних местах размещаться, - сказал Василий Ильич, потирая темя, однако же без всякой злобы в голосе, а наоборот, как-то даже радостно.
- Ничего, милок, так надо… Уже немного осталось… Я уж тут как-нибудь, - забормотала старуха из-под капюшона, протягивая плату за проезд.
Маршрутка снова тронулась в путь, и после паузы Василий Ильич примирительно резюмировал:
- Да уж, и вправду, сидите. Никого и так уже по дороге не подсадим, наверное…
- А и не надо мне никого больше, - отозвалась бабуся.
Пустынное шоссе, пробежав над маленькой речушкой, завело в рощу. Встречных машин не попадалось вообще, он ехал по середине этой дороги, и весь мир представлялся ему таким одиноким – как будто в нем только он, маршрутка и бормочущая что-то под нос старуха. И ему вдруг стало ясно – так же ясно и понятно, как бывает, когда вспомнишь давно забытое правило, что эта дорога никогда не кончится и что домой он уже никогда не попадет. Похоже, сон опять одолевал его. Зевнув, Васька промолвил:
- Эх, боже мой, ну и погода… Черт знает что такое.
- Природа это, - вдруг поддержала разговор его попутчица, - она знает сама, как и что. Так, стало быть, ей и нужно. Не понимает человек ее, боится… Придумал себе бога и дьявола – а нет их. Только она и есть по-настоящему.
- А-а-а… - зевнул он и, потеряв нить разговора, переспросил. – Кто она-то?
- Ну, природа… матерья – если по-научному, - видимо, слово ей самой понравилось, отчего она тихонько хихикнула.
Василий Ильич прекратил ее слушать, а бабка опять занялась бормотанием. Мысли его от природы перешли вновь на сегодняшнее утро, жену и его жизнь. «Нет, для начала надо уснуть покрепче, - думал он, - а потом разберусь я и с ней, и с жизнью. Скорей бы уж ночь!..»
Шоссе делало поворот, и маршрутка послушно последовала в него. Раздались писк и пофыркивание мобильного телефона, он потянулся в карман, чтобы ответить жене:
- Я уже на подъезде к городу. У меня последний… - начал он говорить в трубку, но не докончил.
- Василий, я ухожу от тебя… Нам надо расстаться, так будет лучше, - голос ее звучал робко, и все это почему-то напомнило ему на секунду мыльную оперу.
- Алло?! Да слышишь же ты меня…
Телефон уже молчал, а из правого глаза Васькиного выкатилась слеза, доползла до середины щеки и застыла в нерешительности. Две ярких мутных луны взошли перед машиной. Что-то резко и неприятно взвизгнуло. Хрустом разбившегося стекла упал занавес. Наступила ночь.

Старушка уже минут пять возилась, пытаясь выйти, перекореженную дверь переклинило и ни на старушкины усилия, ни на уговоры не поддавалась. Наконец, под ударом ноги дверь сдалась, и бабуся оказалась на свободе, там же оказалась котомка, которую она вслед за собой вытащила с сиденья. Сложнее пришлось с косой: палка защемилась между креслами и не тащилась. Однако же, старуха изловчилась и, упершись одной ногой в борт машины, выдернула ее. Заглянув напоследок в маршрутку: ничего ли не забыто – она остановила взгляд на шофере. Васька был безмолвен, лицо его лежало на руле, глаза прикрылись, а на щеке застыла ничего не понимающая слеза.
- Ничего, касатик, - прошамкала она. – Теперь не надо будет больше плакать, не будет ни боли, ни страданий.
Порывшись в котомке, она достала обгрызанный и пожелтевший блокнотик и открыла на страничке, заложенной огрызком карандаша. На страничке столбиками цифр громоздилось какое-то расписание электричек, внизу был написан номер рейса злополучной маршрутки и еще какие-то каракули. Старушка чирканула огрызком по нижней надписи и вздохнула: «Придется на электричку идти!»
Опираясь на свой посох-косу, с котомкой за плечами она пошла, за поворотом остались две столкнувшиеся машины, а впереди уже виднелись огни города. Она неторопливо шла и шла, ее фигура в черном дождевике, с нелепой холщовой котомкой и косой становилась все меньше и меньше, и уходила за горизонт. Повсюду раскинулась обреченная на жизнь природа. Предстояло жить – и не ей ли было лучше всех знать, что это такое…

Погибель

(Автор рисунка - Лорд Зойсайт)


@темы: №9, Летопись, Лорд Зойсайт, Мана, Погибель, Проза, Рассказы, Рисунки

Журнал Цитадель

главная