Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: лорд зойсайт (список заголовков)
11:35 

История праздника. 23 февраля

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
16:04 

Жизнь после смерти

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
(Этот неловкий момент, когда обнаруживаешь, что в твоём распечатанном выпуске рубрика "Часовня" имеет одно оформление, а в сохранённом на диске макете - другое... Новые рамочки). Так что у тех, кто в далёком 2005 году купил бумажный выпуск, - его поистине уникальный вариант). Теперь уже не важно, но хотелось бы узнать, кто же так ловко подменил рамки при пересохранении в ПДФ...)



ПРОДОЛЖЕНИЕ

@темы: Часовня, Статья, Лорд Зойсайт, №15

14:07 

Как встречают Новый Год в разных странах

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
23:19 

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Ты счастлив? – вновь молчание в ответ.
А на душе лишь липкая усталость.
Я вновь боюсь себе ответить – НЕТ…
Хоть ничего другого не осталось….

Лорд Зойсайт

@темы: №12, Летопись, Лорд Зойсайт, Поэзия, Стихи

06:09 

Шутка на форзаце

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
- Как размножаются энты?
Волчица: со скрипом…
Зойсайт: почкованием…

@темы: №10, Волчица, Лорд Зойсайт, Форзац, Шутка, Юмор

21:39 

Шутка на форзаце

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Зойсайт: смотри, на небе первая звезда! Можно желание загадать…
Волчица: нет, там вторая!
Зойсайт: :(
Волчица: можно два желания загадать!

@темы: №9, Волчица, Лорд Зойсайт, Форзац, Юмор

21:35 

Маршрутка

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Маршрутка

Василий Ильич, водитель маршрутки, в 23:00 отъезжал от кольца. Время было уже позднее, и Васька-флегма – так его прозвали коллеги – решил тронуться порожняком: людей в такое время ездило от конечной остановки мало, но вероятнее всего, кто-нибудь подсядет по пути – так думал он.
Маршрут, по которому он ездил уже второй год, был пригородным: от центральной площади пригорода до станции метро, и обратно. Васька полюбил этот маршрут – шоссе шло полями, лесочками, пролегало мостами через речушки, только совсем чуть-чуть вторгался он в город с его бесконечными светофорами, унылыми серыми домами.
Летом, когда он ездил полями, вдогонку маршрутке мчался запах луговых цветов, а зимой мрачные зеленые ели, нахлобучив на себя снежные шапки, как будто живой цепью стояли вдоль дороги, а на месте полей раскидывались огромные снежные равнины.
Но сейчас стояла осень, когда нарядившиеся было в пурпур, золото деревья, точно кого-то испугавшись, побросали свои листья, и лишь особо упорные из листьев оставались понуро висеть, трепеща от сильного ветра и намокая от осенних дождей. Поля пожелтели и пахли сыростью.
Да, а ему еще надо было доехать этот последний рейс: за день он порядком вымотался, хотелось спать – упасть и забыться. «Скорей бы уже ночь, - только и думал он. – Долой этот чертов день».
Он стал вспоминать. День, и вправду, не заладился с утра: попросили в его выходной день обязательно подменить коллегу, с женой не ладилось, спозаранку они опять поругались. Она его разлюбила, у нее был другой, но всегда после таких ссор ему было за себя неловко и стыдно, как бывает, когда тебе дали на сохранение какую-то ценную вещь, а ты ее потерял или разбил. Приходя домой под вечер, он не разговаривал, а на утро – опять ссора из-за любой мелочи, во время которой он по обыкновению молчал.
Во время сегодняшней у жены подгорела каша, которую все-таки пришлось съесть за отсутствием другой пищи.
С горьким вкусом на языке и горечью в душе – так он и поехал на своей «газельке» по маршруту. Дождь, ливший с самого утра, приударил еще сильнее, и загромыхал по крыше такси. От шума невеселые мысли Васьки прервались… «Эх, забыться бы» - подумал он снова.


(Автор рисунка - Мана)

Маршрутка тем временем выехала из пригорода. Центральная улочка совершенно неожиданно перешла в шоссейную дорогу, а невысокие поселковые постройки сменились раскинувшимся по обе стороны от дороги полем. Шоссе, залитое дождем, походило на какую-то бурную реку или даже море: поднимавшийся порывами ветер гнал волнами воду по асфальту, а ливень своей нескончаемой дробью покрывал ее частыми мурашками. Василию Ильичу и самому начинало казаться, будто не шофер он вовсе, а бороздит просторы океана, как отважный мореплаватель. Штормит все сильнее, но крепко зажат в его руках руль-штурвал, и смело встречает его «газель» безумства морской стихии.
По левому борту промчался такой же покоритель водной стихии. Василий Ильич помотал головой, стряхнув дремоту. «Надо доехать, а потом – ночь, забвение…» - мечтал он. Пассажиров как назло не попадалось, а значит – сожранный зря бензин и маленькая выручка. «Ясно дело, в такую погоду палкой из дома не выгонишь. Сидят себе по домам, а лучше – спят». При мыслях о сне лицо его обрело усталую улыбку. Поймав себя на этой мысли, шофер взглянул на свое лицо в зеркало заднего вида. Из зеркала на него смотрела пара пустых, безжизненных глаз, чернота их зрачков проваливалась куда-то в бездну – это были его глаза.
От внезапного, непонятного ужаса он съежился, но тотчас же устремил взгляд на дорогу. По правой стороне треугольниками крыш торчали дома садоводства, за которым сразу начинался лиственный бор.


(Автор рисунка - Шико)

На обочине Васька увидел голосующую фигуру: старушка в черном полиэтиленовом дождевике, капюшон был накинут так, что лица практически и видно не было, за плечами была холщовая котомка, правой рукой, как на посох, она упиралась то ли на лопату, то ли на грабли – разглядеть можно было только черенок. Он плавно подъехал, стараясь не забрызгать столь позднего пассажира, и затормозил. Бабуся энергично и молодцевато открыла дверь рядом с водителем и стала бойко устраиваться на сиденьях: ловко закинув котомку, странная пассажирка просунула в кабину свой посох-лопату, да так, что замерший Васька получил удар черенком по темени. Той же секундой она хлопнула дверью и сказала:
- Поехали.
- Бабуся, с таким сельхоз инвентарем можно было и на задних местах размещаться, - сказал Василий Ильич, потирая темя, однако же без всякой злобы в голосе, а наоборот, как-то даже радостно.
- Ничего, милок, так надо… Уже немного осталось… Я уж тут как-нибудь, - забормотала старуха из-под капюшона, протягивая плату за проезд.
Маршрутка снова тронулась в путь, и после паузы Василий Ильич примирительно резюмировал:
- Да уж, и вправду, сидите. Никого и так уже по дороге не подсадим, наверное…
- А и не надо мне никого больше, - отозвалась бабуся.
Пустынное шоссе, пробежав над маленькой речушкой, завело в рощу. Встречных машин не попадалось вообще, он ехал по середине этой дороги, и весь мир представлялся ему таким одиноким – как будто в нем только он, маршрутка и бормочущая что-то под нос старуха. И ему вдруг стало ясно – так же ясно и понятно, как бывает, когда вспомнишь давно забытое правило, что эта дорога никогда не кончится и что домой он уже никогда не попадет. Похоже, сон опять одолевал его. Зевнув, Васька промолвил:
- Эх, боже мой, ну и погода… Черт знает что такое.
- Природа это, - вдруг поддержала разговор его попутчица, - она знает сама, как и что. Так, стало быть, ей и нужно. Не понимает человек ее, боится… Придумал себе бога и дьявола – а нет их. Только она и есть по-настоящему.
- А-а-а… - зевнул он и, потеряв нить разговора, переспросил. – Кто она-то?
- Ну, природа… матерья – если по-научному, - видимо, слово ей самой понравилось, отчего она тихонько хихикнула.
Василий Ильич прекратил ее слушать, а бабка опять занялась бормотанием. Мысли его от природы перешли вновь на сегодняшнее утро, жену и его жизнь. «Нет, для начала надо уснуть покрепче, - думал он, - а потом разберусь я и с ней, и с жизнью. Скорей бы уж ночь!..»
Шоссе делало поворот, и маршрутка послушно последовала в него. Раздались писк и пофыркивание мобильного телефона, он потянулся в карман, чтобы ответить жене:
- Я уже на подъезде к городу. У меня последний… - начал он говорить в трубку, но не докончил.
- Василий, я ухожу от тебя… Нам надо расстаться, так будет лучше, - голос ее звучал робко, и все это почему-то напомнило ему на секунду мыльную оперу.
- Алло?! Да слышишь же ты меня…
Телефон уже молчал, а из правого глаза Васькиного выкатилась слеза, доползла до середины щеки и застыла в нерешительности. Две ярких мутных луны взошли перед машиной. Что-то резко и неприятно взвизгнуло. Хрустом разбившегося стекла упал занавес. Наступила ночь.

Старушка уже минут пять возилась, пытаясь выйти, перекореженную дверь переклинило и ни на старушкины усилия, ни на уговоры не поддавалась. Наконец, под ударом ноги дверь сдалась, и бабуся оказалась на свободе, там же оказалась котомка, которую она вслед за собой вытащила с сиденья. Сложнее пришлось с косой: палка защемилась между креслами и не тащилась. Однако же, старуха изловчилась и, упершись одной ногой в борт машины, выдернула ее. Заглянув напоследок в маршрутку: ничего ли не забыто – она остановила взгляд на шофере. Васька был безмолвен, лицо его лежало на руле, глаза прикрылись, а на щеке застыла ничего не понимающая слеза.
- Ничего, касатик, - прошамкала она. – Теперь не надо будет больше плакать, не будет ни боли, ни страданий.
Порывшись в котомке, она достала обгрызанный и пожелтевший блокнотик и открыла на страничке, заложенной огрызком карандаша. На страничке столбиками цифр громоздилось какое-то расписание электричек, внизу был написан номер рейса злополучной маршрутки и еще какие-то каракули. Старушка чирканула огрызком по нижней надписи и вздохнула: «Придется на электричку идти!»
Опираясь на свой посох-косу, с котомкой за плечами она пошла, за поворотом остались две столкнувшиеся машины, а впереди уже виднелись огни города. Она неторопливо шла и шла, ее фигура в черном дождевике, с нелепой холщовой котомкой и косой становилась все меньше и меньше, и уходила за горизонт. Повсюду раскинулась обреченная на жизнь природа. Предстояло жить – и не ей ли было лучше всех знать, что это такое…

Погибель

(Автор рисунка - Лорд Зойсайт)


@темы: №9, Летопись, Лорд Зойсайт, Мана, Погибель, Проза, Рассказы, Рисунки

20:57 

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Тишина
или
Самоубийство влюбленных в Сонэдзаки


- Сонэдзаки опять стал самым лучшим учеником на этой неделе!
- Да, от него даже господин Китано без ума. Говорит, что у Сонэдзаки большие шансы учиться где-нибудь за границей, в одном из лучших университетов!
Раздался звонок, и коридоры школы опустели. Разговор так и не был закончен.

- Молодец, Сонэдзаки. Садись, - Китано отложил мел. – А вы все учитесь, как надо отвечать урок! К завтрашнему дню прочитайте следующую главу учебника, а сегодняшний материал все должны вызубрить до последнего иероглифа. Вопросы остались?..
- Нет, господин учитель…
- Можете идти.

Сонэдзаки под взглядом учителя медленно сложил вещи в портфель, обдумывая, какой бы дорогой пойти домой на этот раз, чтобы не наткнуться на поклонниц из других классов. Да и из своего тоже…
Родители совсем недавно переехали сюда и перевели его в новую школу, где он продолжал делать большИе успехи.


(Автор рисунка - Волчица)

- Сонэдзаки!!! – О нет, неужели его кто-то заметил!.. – Привет! Я Усуи, твой одноклассник. Мы еще не знакомы.
- Я тебя помню, - Сонэдзаки мысленно облегченно вздохнул.
- Ты не составишь мне компанию – сегодня после уроков открыт зал кэн-до…
Р-р-р-р… Опять! И когда им надоест напрашиваться на поединки, проигрывать, а потом нахваливать мое мастерство! Радует хоть то, что проигрывают они не специально…
- Конечно, Усуи. Идем.
В гулком зале было слегка прохладно. Сонэдзаки привычным жестом оправил кимоно и взял меч. Усуи с улыбкой идиота последовал его примеру. Впрочем, эту улыбку следует толковать скорее как доброжелательную…
Удар! Шаг. Поворот. Удар. Блок. Блок. Удар. Удар. Удар. Шаг. Удар… Конец поединка.
Сонэдзаки сделал глубокий вдох, поклонился и отправился в раздевалку, давая этим понять, что дальнейших поединков не будет.
- Спасибо, ты прекрасный боец… - Тихим шепотом донеслось в спину. Немного болела голова. Надо домой, и поскорее.
Но на выходе из зала он наткнулся на Хитоми, которая жила в доме напротив.
- Сонэдзаки, ты домой?..
- Угу.
- Тогда пойдем вместе! – Она весело размахивала портфелем. – Знаешь, а Сонэдзаки – это очень длинное имя. Твои друзья как-нибудь его сокращали?
- У меня нет друзей.
- …Ну-у… А мне тут рассказали, что ты классно рисуешь.
Дорога повернула на их улицу.
- Ты нарисуешь что-нибудь для меня, правда?..
- Да, Хитоми. К концу недели.
- Спасибо! Правда?
- Правда. До завтра. – Он развернулся и направился к дому все тем же ровным шагом.

- Сынок, я записал тебя в класс стихосложения, тебе надо развивать свой талант.
- Да, отец.
- Ты доволен?
- Да, но я не уверен, что смогу все успевать.
- Можешь не помогать маме по дому, это освободит и силы, и время.
- Да, отец.


(Автор рисунка - Мана)

Хитоми сидела у окна и даже не пыталась учить уроки. Где-то совсем рядом сидит он и учит урок, чтобы завтра снова доказать всему миру, что он – самый лучший на свете. А еще самый сильный и самый красивый…
Многие девочки завидовали Хитоми, ведь только она могла без всякого повода идти с Сонэдзаки до самого дома. Но никто не знал, насколько он на самом-то деле безразличен ко всем вокруг. И к Хитоми тоже. Но тогда даже хорошо, что никто об этом не знает.

Китано проверял работы учеников. Тетрадь Сонэдзаки он намеренно оставил напоследок, чтобы хорошенько изучить все, что написал его лучший ученик. Этот симпатичный и умный молодой человек, надо отдать ему должное, думает не о девушках, а о своем будущем, и проявляет жесткие, мужские черты характера, столь несвойственные его одноклассникам.
Надо будет спросить у мастера кэн-до, каковы его успехи в этом искусстве.

Усуи восторженно рассказывал приятелям о поединке с Сонэдзаки:
- Он оказался быстрее меня раза в два! Такая ловкость есть еще только у сенсея!
- Только не говори, что сам ты хорошо дерешься! Я тебя тоже тогда победил, хоть и пришлось немного попотеть. И уж не сравнивай с сенсеем…
- А он это сделал с легкостью. Я только два раза смог нанести удар… то есть попытаться нанести удар. И только успевал защищаться. В зале было прохладно, а ветром занесло несколько лепестков сакуры. Сонэдзаки выглядел совсем как настоящий самурай!
- Да ты краснеешь, как девчонка!
- Дурак ты, Хагаро! Лучше бы почитал книжки про самураев, а потом на Сонэдзаки посмотрел. И сравнил!
- Ладно тебе, я шучу.

Сонэдзаки закрыл последний учебник и лег поверх одеяла. Окно. Луна. А до конца недели надо еще нарисовать что-нибудь для Хитоми, сочинить что-нибудь для Тигусы и написать письмо для мисс Мицуно, которая уехала учиться за границу и иногда присылала ему письма.
Зачем он им нужен? Что в нем такого? И зачем он поддерживает в них это стремление…

Через три месяца все учителя, ученики его и параллельных классов и участники предстоящего спектакля были у его ног.


(Автор рисунка - Волчица)

Костюм самурая был немного велик в плечах, но это не имело значения, так как зрители собирались смотреть на него, а не на костюм.
На сцене репетировали сцену прощания Императора с возлюбленной, которая как раз исполняла танец с веером, когда Сонэдзаки выглянул из-за занавеса. Возлюбленную Императора играла Тигуса. Невольно вспомнилось ее жалкое, сдавленное «Я… люблю тебя» перед выходом на сцену и его жесткое и тихое «Оставь подобные разговоры со мной раз и навсегда. Молчи».
Теперь Тигуса играла роль очень натурально. У особо чувствительных зрителей выступят слезы, когда начнется представление. До него оставалось несколько минут…

Спектакль прошел хорошо. Сонэдзаки был прекрасной юной звездой всего представления и с улыбкой кланялся зрителям, когда все артисты вновь вышли на сцену. Все, кроме одной девушки. Она поскорее отправилась домой, задернула шторы и села на краешек кровати. Тишина. Он и так счастлив. А она просто опозорилась…
Тигуса достала бритву и медленно провела ей по горлу.
Больно… Очень больно… Любимый…

А Сонэдзаки был в зале кэн-до, куда его опять притащил Усуи.
- Тебе не надоело проигрывать?!..
- Этот раз будет последним. Я принес настоящее оружие.
- Я не собираюсь причинять тебе вред. А у тебя это все равно не получится.
По залу гулял легкий ветерок. Приятная прохлада близящегося вечера расслабляла тело.
- Тогда начнем.
- Начнем.
Шаг. Шаг назад. Шаг вперед. Шаг вправо. Взмах мечом. Шаг вперед. Уход от удара. Удар. Удар. Удар… Конец поединка.
Сонэдзаки стоял и смотрел на противника, продолжавшего сжимать обломок меча.
Несколько цветочных лепестков, залетевших с улицы, легли на пол. Медленно, поочередно. Вокруг царила ласковая тишина, ставшая долгожданной наградой победителю. Тяжело дышал Усуи. Опуская меч, он невольно зашуршал одеждой, за что его и впрямь захотелось разрубить на части. Но это будет лишь очередным нарушением тишины. Поэтому не стоит.
- Я надеюсь, что этот наш поединок был последним?..
- Да, я тебя больше не потревожу. Ты все равно даже не замечаешь меня. Тревожить тебя уже нечем. И незачем, - голос почти сошел на шепот, словно повинуясь немому желанию победившего не слышать ни единого звука.
- Хорошо, - Сонэдзаки повернулся и направился к раздевалке, когда вдруг слух резанул булькающий звук и гортанный стон, в котором уже нельзя было узнать голос Усуи. Молниеносно обернувшись, он успел увидеть, как тело юноши, вспоровшего себе живот, со стуком завалилось на бок.
Сонэдзаки в поисках помощи выскочил из зала и кинулся бежать по пустынным коридорам. Ноги скользили на гладком полу. Топот эхом возвращался от стен. Меч, в силу привычки, оказался в ножнах у пояса.
Сюда…
- Господин учитель, это очень срочно!
- Да на тебе лица нет!

Сирена скорой помощи завывала, разгоняя с дороги автомобили. Сонэдзаки и Китано сидели в машине, глядя на врачей, почти сходящих с ума от невыполнимости поставленной перед ними задачи. Китано переводил взгляд с одного своего ученика на другого, заедая горе какими-то таблетками, которые постоянно носил с собой.

Тишина больничных покоев нарушалась шумным дыханием учителя. Сонэдзаки задумчиво теребил в руках кумихимо с ножен своего меча.
- И где только он взял это оружие? Отложи. Это не игрушки для молодых людей твоего возраста.


(Автор рисунка - Волчица)

Хирург вышел из операционной и отрицательно покачал головой. Юноша посмотрел на Китано. Тот в ужасе выдохнул и, видимо не в силах справиться с чувствами, вышел, повторяя:
- Я сейчас, сейчас…
Звук удаляющихся шагов…
Сонэдзаки огляделся. Он впервые за много часов остался в одиночестве.
- И глупо же я смотрюсь тут в этом кимоно… - Тихий шепот потонул в пустоте коридора.
Но пустота почти сразу заполнилась: на каталке пронеслось в ореоле врачей тело Китано. И обрывки фраз:
…лекарство…
…отравился…
…недопустимая доза…
И главное: это уже безнадежно.
За окном багровыми красками пылал закат. Было видно горы. Теперь Китано…
Юноша встал и медленно побрел прочь.

Хисоко разглядывала рисунок, который уже очень давно нарисовал для нее Сонэдзаки. Она разглядывала его каждый вечер, но сегодня все было не так, как обычно. Тигуса после спектакля сбежала домой вся в слезах. И поговаривали, что это все из-за него, холодного и жестокого.
Сегодня он и ей сказал «Убирайся», когда она наткнулась на него за кулисами. Он убрал ее из своей жизни…
Раздался телефонный звонок.
- Да…
- Хисоко?!..
- Да.
- Это Марико, подруга Тигусы!
- Она о тебе говорила, здравствуй, а что сл…
- Тигуса покончила с собой!
- Что?!!..
- Она перерезала себе горло… Ты знаешь, почему это могло случиться?! Скажи! Скажи мне! Почему она вдруг сделала это?!..
- Тигуса?.. Я не знаю… не знаю…
Слезы в трубке и короткие гудки.
Тигуса… Это один выход. Твой. Других не осталось…
Хисоко взяла в ванной бритву и попыталась сделать надрез на запястье. Но было больно, кровь почти не текла. И не было сил надавить сильнее.
Тихонько всхлипнув, она отбросила металлическую пластинку в угол комнаты и накинула куртку. Надо освежиться. Надо выйти на свежий воздух. На улицу…
Его окна не горели. Еще не вернулся. Или уже спокойно спит, разрушив еще несколько судеб.
Улица стала светлее…

Придя вечером домой, Сонэдзаки узнал от переполошенных родителей, что Хисоко сбила машина. На их улице, что уже было немного странно. Водитель клялся, что девушка словно из-под земли выросла на проезжей части, отчего он и не успел затормозить…
Ну что за день…


«Здравствуйте, мисс Мицуно.
Сегодня мои родители опять переезжают на новое место. Я еще не знаю адреса, где мне предстоит жить, поэтому Вам придется ждать следующего моего письма.
Спасибо за Ваши поздравления. Меня очень порадовала эта милая открытка. Я очень ценю Ваше хорошее отношение, мисс Мицуно…»

Волчица


Автор рисунка - Лорд Зойсайт


@темы: Рисунки, Рассказы, Проза, Мана, Лорд Зойсайт, Летопись, Волчица, №9

17:54 

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Здесь нет никого, кто бы помнил,
как выглядит день…
Здесь нет никого, кто бы мог
эти стены разрушить.
Живут по привычке – меняться
до одури лень –
Пытаясь загнать подороже
бессмертную душу…
Здесь грязно, промозгло и серо,
и нечем дышать.
Здесь люди не видят, не слышат,
не помнят друг друга.
Распяты надежды – так проще!
И нечего ждать…
Зачем же бежать за звездой,
если можно по кругу?!
Здесь светлые чувства и помыслы
втоптаны в грязь.
Давно правит бал равнодушие,
память стирая…
А чья-то душа, словно птица,
на волю рвалась!
В далекое небо
из строгорежимного рая…
Сорвав униформу, гасившую
внутренний свет,
Какой-то безумец шагнул
за пределы вселенной…
Но чей-то всевидящий глаз
посмотрел ему вслед,
И щелкнул затвор, разогнав
страшный холод по венам…
Он медленно падал в пустую
и гулкую тьму,
Под хохот презрительный
жалкой озлобленной стаи.
Но он видел мир, что открылся
ему одному.
И он улыбался, в него навсегда ускользая…


Миледи


"Луи и Клодия". Автор рисунка - Лорд Зойсайт


@темы: Стихи, Рисунки, Поэзия, Миледи, Лорд Зойсайт, Летопись, №9

19:53 

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Опечаленный взгляд устремился на меня со стороны заброшенного замка. Я хотела было сказать: «Кто там? Отзовись!», - но сразу осознала, что это всего лишь плод моего воображения. Повседневные заботы загрузили мою и без того тяжелую голову, но с этим ничего не поделаешь.
Уже несколько ночей подряд мне снится один и тот же сон. Этот сон уводит меня в волшебное место, где на огромном лугу пасется табун диких мустангов. Главой табуна является черный как ночь жеребец с восхитительной гривой и мощным телом, созданным для бега по немыслимым просторам. Как прекрасно, что ему не суждено познать жизнь в неволе, как прекрасно, что он сам может выбрать себе путь, по которому он будет следовать и вести за собой других. Рядом с ним расположилась его белоснежная спутница, но постепенно, вглядываясь, я разглядела изящно сложенные крылья у нее по бокам. Долго я не могла поверить в увиденное, да и осознать, что все это сон, тоже требовало усилий.
Мне казалось, что если пара вожаков ринется с места, один – летящий по земле, а другая – по небу, остальные лошади просто за ними не успеют. Но я старалась об этом не думать, да и проверять это мне не хотелось.
Вдруг непреодолимое влечение потянуло меня к этим созданиям. Не знаю, как они подпустили меня так близко, но я оказалась на расстоянии вытянутой руки от них обоих. Кобыла была безмятежна, как вода в ближайшем озере. Жеребец же фыркал и пытался укусить меня. Я протянула руку к «Самому Спокойствию» и все прошло. Все. Начиная с проблем и забот и кончая дурными мыслями и испугом. Мы посмотрели друг на друга, и в следующее мгновение она уже улетала прочь, зовя за собой своего избранного и всех остальных.
Стоя у старого замка и вспоминая этот сон, в глуши облаков я неожиданно увидела белоснежную красавицу с «ее вожаком» и всем табуном. Они неслись навстречу новым людям и новым снам, которые нужно избавить от беспредела этого мира. Которым нужно помочь, так как сами люди не справляются со своими невзгодами.
А наши спасители будут продолжать свой путь, невзирая на то, что было, есть и будет…
И наверное – это будет длиться вечно или, по крайней мере, пока кто-нибудь не перестанет видеть сны…

Шана

Автор рисунка - Лорд Зойсайт


@темы: Шана, Рисунки, Проза, Лорд Зойсайт, Летопись, №8

20:35 

№8

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
В апреле 2004 года свет увидел восьмой выпуск журнала "Цитадель".
Для начала публикуем его обложку)



И отдельно - рисунок на обложке.
Автор рисунка - Лорд Зойсайт.
Автор рамочки на обложке - бессменный Мутант TSORG


@темы: №8, Лорд Зойсайт, Мутант TSORG, Мутант Тсорг, Обложка, Рисунки

21:21 

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Я мечтал о смерти…

Хотя, если бы я действительно хотел покончить жизнь самоубийством, я бы сделал это несколько иным способом, нежели просто наглотавшись таблеток.
Нет… Я стремился стать лишь созерцателем смертельного танца, разгадать злую иронию жизни и смерти, пройдя по тонкой грани, разделяющей их.
Всё прошло так, как я и планировал…
Я проглотил последнюю… меня на миг охватил панический страх, но потом неизбежность расплаты накрыла меня своей ледяной волной равнодушия и спокойствия. Я повиновался судьбе… Теперь дело во времени…
Я опустился в кресло. Тусклый свет, излучаемый ночником, с трудом пробивал темноту, не давая ни расслабиться, ни сконцентрироваться. Казалось, время застыло… и порой создавалось ощущение, что его вообще никогда не существовало, словно этот момент был просто вырван из всеобщей картины жизни. В воздухе повисла напряженная тишина, которая обычно предшествовала буре. И эта буря не заставила себя ждать…
Невыносимая боль резким ударом пронзила моё тело… или сознание? Словно острый клинок, разивший в самое сердце…
На какое-то мгновение меня охватил панический страх. Нет… ужас от сознания того, что я действительно сделал…
Боль…
Холод, сменяющийся предсмертной агонией… и вновь вспышка боли…
Моя жизнь нелепыми, туманными, бессвязными фрагментами просыпалась в сознании: первый концерт в музыкальный школе; морские камни, которые я собирал на побережье; лица людей, которых, возможно, я никогда не видел раньше; до боли знакомая музыка, которая всегда меня так раздражала, (где я её слышал – не помню)… Вещи, слова, поведение – всё, что могло охарактеризовать меня как личность. Я словно наблюдал за собой со стороны; за всем тем, что я так безоглядно считал своей жизнью… Но…
Нет…
…Лишь в тот момент я понял, что никогда не знал этого человека, которого так обманчиво называл собой.
Но что же тогда «Я»?..
Лишь создавший иллюзию того, что живу… Не имеющий право на жизнь в этом мире я лишь ложно претендовал но то, чтобы быть кем-то… И лишь теперь, на грани сознания, это страшное откровение пришло ко мне. Но теперь уже слишком поздно…
Всё кончилось, прощайте, это смерть…?…?» - мысли, несмотря на все прилагаемые усилия с моей стороны, начинали путаться и вскоре вообще потеряли всякий смысл.
Лишь одно… –… «Мой Лорд…»…
Мне всегда казалось, что когда ты умираешь, твоя последняя мысль становиться материальной, и что там, куда я неизбежно отправляюсь, нет ничего, кроме этой самой последней мысли. И как клятву я шептал его имя, словно хватаясь за последнюю надежду… Но вскоре потерял и её…
Выпустив из рук остаток реальности, я словно проваливался в бездну, уже не пытаясь сопротивляться…
Я словно плыл вниз по спирали мироздания, с каждым кругом всё сильнее растворяясь в ней…
Вначале я не обратил внимания на едва заметную пульсацию поглотившей меня темноты, пока это призрачное колесо не приняло очертание до боли знакомого силуэта…. Он заслонял собой все, приобретая отчётливость форм, тогда как окружающее расплывалось в неопределенности. Вначале, среди всего нереальным казалось оно… Затем – всё, среди единственно реального… Его???..
Я не успел даже «прийти в себя», как Он стоял передо мной.
Его тёмные (словно вобравшие в себя всю тьму Ада) волосы слегка развевались, вторя нелепому танцу ветра, а затянутые прозрачной стальной дымкой глаза небесного цвета пронзали и без того уже израненную душу.
- Я ждал тебя…
Его голос звучал везде, словно об этом кричало как всё вокруг, так и внутри меня самого.
Я попытался что-то ответить, но в тот момент мой собственный голос показался мне чуждым, и скорее напоминал хриплый вздох умирающего…
Уже полностью растворившись в этом мире и став его частью, я почувствовал, как всё вокруг исчезает, превращаясь в иллюзию, созданную мною уже так давно и так бессовестно живущую во мне все эти годы.
- Что это… Это…? …
- Мой мир… – ответил голос. - Мир, всецело состоящий только из меня… Даже ты… Нет ничего, что бы не брало начало во мне, так же, как и не находило во мне своего завершения…
- Вы…?
- Да… Я тот, кто порождён ослепительным светом кромешной тьмы Преисподней. Любовью, которая порождает боль и насилие. Я дорогое вино в бокале с отравой, или кровавое зарево мертвого неба. Я тот, кто существует вне определённых форм или проявлений. Я могу быть всем и везде равно как ничем и нигде, но всегда при этом оставаясь самим собой. Дарующий жизнь, обрекая на смерть, дающий надежду в обмен на отчаяние. Я свет, источающий тьму.
Вы зовёте меня… … … …
(А я про себя ответил)…
- … «…Люцифер….»

Лорд Зойсайт

Автор рисунка - Мутант TSORG


@темы: №7, Летопись, Лорд Зойсайт, Мутант TSORG, Мутант Тсорг, Проза, Рисунки

14:32 

Шутка в номере

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
С 6 номера "Цитадели" у нас появилась приятная традиция: публиковать на 1 форзаце журнала шутку из жизни редакции и окружающих её людей). Начиная с этого номера, соответственно, эти шутки будут публиковаться и на нашем сообществе).

Зойсайт: Волчица, ты на этот раз гвоздь номера.
Волчица: почему?
Зойсайт: я тобой все свободные места забил.

@темы: №6, Волчица, Историческая справка, Лестат, Лорд Зойсайт, Уиллиам, Форзац, Шутка в номере, Юмор

18:48 

"И снова - тот же сон: мой Адский Князь..."

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
И снова - тот же сон: мой Адский Князь.
Жестокий взгляд, что вечности бездонней,
И - узость рук... и линий на ладони
Томительно-причудливая вязь,
И - голос - сталью древнего клинка,
Прорвавшего седую паутину,
И волосы, упавшие на спину,
Покорные дыханью ветерка...

И между нами огненная нить
Становится внезапно - ледяною,
И в этом сне ты говоришь со мною,
Раз - наяву - не можешь говорить:
"В былых надеждах - толку ни на грош;
Мне не вернуться - светлым и прощенным,
Мир без меня - все неотягощенней,
Чем мир со мной, пойми. Зачем зовешь?

Ива

_______________

Автор рисунка - Лорд Зойсайт (Лестат)


@темы: №5, Ива, Лестат, Летопись, Лорд Зойсайт, Поэзия, Рисунки, Стихи

21:43 

"Каждый в мире остается одинок..."

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Каждый в мире остается одинок,
Застывает время в янтаре.
Волны Вечности ложатся на песок –
Чисел нет в ее календаре.

Мимо призраки давно ушедших лет
Проплывают, причиняя боль.
Все о той, которой больше нет…
Все о той, что больше нет с тобой…

Был лишь миг… И новая волна
Смыла ваши замки на песке.
С ней теперь покой и тишина,
А твоя судьба на волоске…

Все окутал то ли дым, то ли туман,
Толи саван рухнувших надежд.
Счастье лишь иллюзия, обман,
Тихий шелест шелковых одежд…

Но сладка изысканная ложь,
И желанны жесты и слова.
И гораздо позже ты поймешь,
Что одна лишь смерть всегда права.

И застынет время в янтаре,
И придет печали горькой срок.
И поверишь ты, что на земле
Каждый бесконечно одинок…

Миледи

______________

Автор рисунка - Лорд Зойсайт (Лестат)


@темы: №4, Лестат, Летопись, Лорд Зойсайт, Миледи, Поэзия, Рисунки, Стихи

03:10 

"Закрыта дверь, и сделан первый шаг..."

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Закрыта дверь, и сделан первый шаг,
Я шёл вперёд, вдыхая полной грудью серу.
Таков мой путь – лишь пустота и мрак.
Я отдал свою душу Люциферу.

Был страшный суд мучителен и строг,
Я не сказал ни слова в оправданье,
читать дальше

Лорд Зойсайт (Лестат)

______________

Автор рисунка - Мутант TSORG


@темы: №3, Лестат, Летопись, Лорд Зойсайт, Мутант TSORG, Мутант Тсорг, Поэзия, Рисунки, Стихи

03:07 

Стена

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Цвета Японии

«…Началом реальных связей между Японией и Россией является 1853 год, когда в Нагасаки прибыл адмирал Путятин и вручил префекту Нагасаки государственное послание, требовавшее разрешения открытия торговли между двумя странами. Наша делегация, целью которой является ознакомление Российской публики с Японской культурой, прибыла на празднование юбилея Санкт-Петербурга – красивого города высокой культуры. Нашу презентацию мы назвали «Цвета Японии». Надеемся, что Вам будет интересно подробнее познакомится с японской традиционной культурой – многообразной, обладающей глубокой историей. В следующем году будет 150-летняя годовщина Японо-русского договора о мире и дружбе. Мы надеемся, что нынешний фестиваль послужит углублению взаимопонимания между нашими странами, расширению фундамента японо-российской дружбы…».
Усуи Хидэо, депутат Палаты Представителей парламента Японии, Глава делегации представителей японской культуры на юбилее 300-летия Санкт-Петербурга.



Фестиваль «Цвета Японии» проходил в Шуваловском дворце 11-12 октября 2003 года.
К сожалению, мы смогли присутствовать лишь на второй день.
читать дальше

Лорд Зойсайт и Волчица



@темы: Уиллиам, Стена, Статья, Лорд Зойсайт, Лестат, Волчица, №3, Япония

19:38 

Последний путь

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Последний путь

В последний путь скачи, мой конь, кусая удила.
В мир ярких, светлых грёз и где совсем не будет зла.

Давай забудем те мечты, что так и не сбылись,
И тех людей, что, уходя, нас помнить поклялись.

Они давно ушли во тьму, захлопнув с силой дверь,
Как жаль, что невозможна жизнь без боли и потерь.

Теперь и нам пора забыть о том, что не вернуть,
А, значит, с чистого листа начнём мы новый путь.

Я разобью бокал вина, что мир мне дал испить,
Из чаши боли не смогу я жажду утолить.

Прости, мой мир, но на себя не взять мне боль земли.
Ведь в сердце у меня давно нет места для любви.

Я не позволю, чтобы боль рвала его на части.
Я разобью бокал, мой друг, нам просто так, на счастье.

Пусть этот день спалит дотла закат огнём своим.
Мне хочется, в последний раз, запомнить мир таким.

Наверно, нет счастливей нас сейчас на этом свете.
Летим над миром, на закат, свободные, как ветер.

Глубокий ров ждёт впереди… Постой, … ещё не поздно…,

Но конь уносит нас двоих вперёд, навстречу звёздам…

Лорд Зойсайт (Лестат)

@темы: №2, Лестат, Летопись, Лорд Зойсайт, Поэзия, Стихи

19:35 

"Я тихо прикоснусь к последним главам книги..."

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Я тихо прикоснусь к последним главам книги,
Рукою проведу по предпоследней странице.
Балы, красавицы, сраженья, шпаги и рапиры,
Все то, о чем мечтала, вдруг приснится.

Во сне пробудятся герои мифов и сказаний.
Меч в камне, что стоит на перепутье.
Истории борьбы, любви, скитаний
И, может быть, сама себе приснюсь я.

Я буду Девой Озера, что Мерлина сгубила,
Я буду Маргаритою на Воланда балу,
Я буду той, что Дурака-Ивана полюбила,
Я буду юной Золушкой, скоблящею золу.

Так ночь пройдет, исчезнет сказка на рассвете,
Умчится дымкою, растает, канув в даль.
И лишь на книжных полках будут жить герои эти,
Как жаль, что книги не со мной, как жаль.

S.-L. M’c Lorien

_______________________

Автор рисунка - Лорд Зойсайт (Лестат)
"Атос"


@темы: Стихи, Рисунки, Поэзия, Лорд Зойсайт, Летопись, Лестат, №2, S.-L. Mc'Lorien

07:42 

"Жизнь – лишь нелепая игра..."

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Жизнь – лишь нелепая игра,
И в смертной тишине порою
Я ненавидел жизнь, но лишь она
Мне подарила счастье быть с тобою.

И пусть оно не стало длиться вечно,
Мне не дала возможности судьба
С тобой быть рядом, я сказал: «До встречи»,
Не веря, что расстались навсегда.

Лорд Зойсайт (Лестат)

_______________

Автор рисунка - Львиноморд


@темы: №2, Лестат, Летопись, Лорд Зойсайт, Львиноморд, Поэзия, Рисунки, Стихи

Журнал Цитадель

главная