Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Рисунки (список заголовков)
19:15 

Шабаш

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Шабаш

Часть 1
Прямо над Виталием по потолку ползла муха. Он швырнул в нее смятой газетой. Муха, естественно, улетела, а газета приземлилась в аккурат на столик, на котором стояла начатая уже (шестая!) бутылка пива, которая не замедлила опрокинуться. Пиво полилось на новый ковер, и Виталий, чертыхаясь, подскочил с дивана и принялся оттирать свеженькое пятно первой попавшейся под руку тряпкой (впоследствии оказавшейся его любимой рубашкой). Пятно, впрочем, исчезать не торопилось и даже как будто увеличивалось в размерах прямо пропорционально приложенным Виталием усилиям.
Поняв всю тщетность своих стараний, Виталий уселся на пол и мрачно уставился на испорченный ковер. Его живое воображение в красках рисовало ему картину предстоящего скандала с женой. Виталий тяжко вздохнул и подумал, что надо бы с большей пользой провести нечаянный отпуск. Дело в том, что Виталий являлся бас-гитаристом одной небезызвестной «металлической» группы. Пару дней назад все ее участники, в очередной раз переругавшись, решили дружно уйти в отпуск на пару недель для преодоления, так сказать, творческого кризиса.
Поначалу Виталий, конечно, обрадовался возможности отдохнуть от ежедневного лицезрения изрядно надоевших физиономий (вечно ноющего вокалиста, в особенности) и просто побездельничать в свое удовольствие. Однако, уже через день радости как не бывало. Ну не привык Виталий (в отличие от того же вокалиста) валяться целыми днями на диване и плевать в потолок! Накатила вдруг тоска зеленая. Руки сами потянулись к любимому басу, и упомянутые выше изрядно надоевшие физиономии (даже вокалиста!!!) показались вдруг Виталию вполне симпатичными и такими родными. Виталий честно попытался отвлечь себя от грустных мыслей большим количеством пива, но кончилось это, как и было сказано ранее, весьма плачевно...
Посидел Виталий так с полчасика, осознал весь идиотизм своего положения и побрел, горемычный, звонить Владимиру. Владимир, однако, ответил серией длинных-предлинных гудков. Позвонил Александру – та же картина. И Сергей оказался с ними заодно. Делать нечего, пришлось Виталию, скрепя сердце, звонить Валерию (он же вокалист).
Валерий, как ни странно, оказался дома.
- Але, я вас слушаю, - голос у него был противно-тоскливый.
- Привет, Валерка! – досадуя на слишком явную радость в голосе, выпалил Виталий. – Как дела? Отдыхаешь?
- А-а-а, Виталик! – злорадно осклабился Валерий (на другом конце провода скривился Виталий, живо представив себе этот живописный оскал). – Да, вроде, нормально все. Потихонечку. А ты чего звонишь, так просто или по делу?

(Автор рисунка - Мана)


Валерий засмеялся, и от этого Виталий скривился еще больше (на его же счастье в этот момент он стоял спиной к зеркалу!)
- Это... Где остальные, не знаешь? – окончательно пав духом, выдавил Виталий.
- Как же, знаю, знаю! Уже часа два как у меня сидят! – в голосе Валерия послышалось торжество. – Ты приезжай тоже, если хочешь...
Самое ужасное заключалось в том, что Виталий хотел. Очень.
Повесив трубку, он рассеянно повертел в руках мокрую тряпку и с ужасом обнаружил, что это ничто иное, как его любимая рубашка. В сердцах швырнув ее в угол, злой как черт Виталий выскочил из квартиры и через минуту уже мчал на верном Харлее в сторону места обитания Валерия.

Часть 2
Виталий выругался. Кодовый замок на подъезде Валерия как всегда не работал. Задрав голову, Виталий истошно проорал фамилию мерзкого вокалиста. Стекла нижних этажей жалобно задребезжали. Через минуту из-за двери высунулась перекошенная рожа Валерия.
- Ты чего орешь? Спятил совсем?! – яростно прошипел Валерий.
Гнусно ухмыльнувшись, Виталий гордо прошествовал мимо него в подъезд.
Компания мрачно восседала за уставленным бутылками разного калибра столом. Время от времени кто-нибудь из музыкантов тяжко вздыхал и наполнял опустевшие бокалы. Только непьющий Валерий медленно цедил сок из стакана и ехидно поглядывал на остальных. Продолжалось сие незамысловатое действо уже часа два, и никаких радикальных предложений так до сих пор и не поступило.
И тут заорал телефон. Именно заорал: дико, истошно и непрерывно... Музыканты вздрогнули. Валерий от неожиданности выплеснул сок прямо на Виталия (а может, просто случаем воспользовался, кто его знает?). А телефон и не думал умолкать. Его истеричное дребезжание здорово действовало на нервы, особенно Валерию. Не нервничал только Владимир, потому что к этому времени он уже успел отключиться, и разбудить его не смог бы, пожалуй, даже мощный вокал Валерия – куда уж телефонному аппарату!
- Сними трубку! – Виталий, наконец, не выдержал, и ткнул Валерия в бок.
- А-а!.. А почему я-то? – боязливо озираясь, пролепетал Валерий и повернулся к Александру в поисках поддержки, но тот сделал вид, что не расслышал.
- Твой телефон – ты и отвечай! – отрубил Виталий.

(Автор рисунка - Шико)


Судорожно сглотнув, Валерий дрожащей рукой снял трубку...
- Наконец-то! – разнеслось по комнате еще до того, как Валерий успел донести трубку до уха. – Ну, сколько времени нужно, чтобы трубку снять, а?! Мне же еще двести человек обзвонить надо! Значит так, господа, имею честь пригласить вас на ежегодный шабаш в честь дня летнего солнцестояния! Экипаж прибудет через два часа…э-э…хмм… пожалуй к кухонному окну будет удобнее!
Жизнерадостно вывалив на очумевших музыкантов ворох абсолютно бессмысленной информации, голос умолк. Валерий ошарашено повесил трубку. На какое-то время в комнате воцарилась гробовая тишина.
- Кретин какой-то развлекается! – наконец выдохнул Валерий и залпом хлопнул стаканчик, услужливо протянутый Виталием.
Стаканчик, правда, оказался не Валерия (как мы помним, Валерий выплеснул его содержимое на Виталия), а Александра... Вряд ли мы когда-нибудь узнаем, какую гадость пил Александр, но Валерий, дико вытаращив глаза и судорожно хватая ртом воздух, кинулся на кухню и надолго приложился к чайнику. А Виталий, злорадно посмеиваясь, хрустел себе квашеной капусткой...
Следующие два часа прошли примерно в том же ритме. Музыканты пили, вздыхали и изредка выдвигали версии относительно личности звонившего. Радости, несомненно, добавлял тот факт, что Валерий после трагического происшествия с перепутанными стаканами временно лишился дара речи и только сдавленно сипел...
Неожиданно стих храп мирно спящего Владимира. Он приоткрыл левый глаз, недовольно покосился на притихшую компанию и, что-то бурча себе под нос, встал с дивана и направился в сторону кухни.
- Кх...нхххх...пшшшшшш? – прошипел Валерий, что, вероятно, должно было означать «Куда это он, интересно, пошел?».
Виталий хотел, было, ответить что-нибудь эдакое, но не успел... Из кухни донесся вопль, сопровождаемый звоном разбитой посуды. Все заинтересованно повернулись к двери. Вопли больше не повторялись, зато послышались звуки оживленной беседы, а через минуту в комнате объявился Владимир и, сделав страшное лицо, спросил:
- А почему это я ничего не знаю про шабаш?!
- Шшшшш? – жалобно поинтересовался Валерий и обреченно выглянул в коридор.
- Шабаш, так шабаш, - пожав плечами, философски заметил Александр и преспокойно проследовал на кухню.
За ним потянулись остальные. Последним плелся Валерий, и мрачные предчувствия терзали его.

Часть 3
Никто, в общем-то, особенно и не удивился. (Довольно странно, учитывая реакцию на телефонный звонок!) Критически оглядев зависшее на уровне кухни нечто, отдаленно напоминающее транспортное средство, музыканты один за другим вылезли в окно. Валерий, правда, краем глаза успел заметить осколки любимой чашки и мысленно нехорошо помянул Владимира и его маму...
О том, как проходил полет, рассказывать, в общем-то, нечего. Учитывая, что длился он минут пятнадцать от силы, а предусмотрительный Александр захватил с собой почти целую литруху водочки... А вот приземление выглядело более чем забавно! Транспорт, вместо того, чтобы опустить музыкантов на грешную землю, просто растаял метрах в полутора от этой самой земли, и наши герои долго еще потирали ушибленные места...
Впрочем, падение произвело на компанию некоторое отрезвляющее действие. Приземлили их прямо на лесной поляне выдающихся размеров, на берегах некоего водоема. Вокруг мельтешил совершенно разношерстный народ. В частности, какой-то пегий черт волок мимо музыкантов абсолютно необъятный чан. Виталий, недолго думая, в целях ближайшего рассмотрения сцапал черта за шкирку (благо росточком тот был Виталию чуть выше колена!) и стал вертеть перед глазами.
- Эй! Отпусти! Чего ты меня лапаешь, сволочь?! – завопил истошно черт, пытаясь извернуться и дать обидчику в глаз.
- Говорящий, - глубокомысленно изрек Виталий.
- А можно потрогать? – обретший голос Валерий опасливо выглянул из-за спины Владимира, который заинтересованно разглядывал трофей Виталия, расплывшись в мечтательно-садистской улыбке.
- Меня трогать?! Слышь, ты, патлатый! Не сметь меня трогать! Я тебе потрогаю сейчас! – черт разозлился не на шутку.
Музыканты, как ни странно, не обращали на его вопли никакого внимания. Валерий, расхрабрившись окончательно, предпринял попытку ткнуть черта в живот, и через мгновение его громогласный вой огласил окрестности (ну, вы представляете себе вой Валерия!).
- Укуси-ил! Больно же! – Валерий, наконец, перестал орать и теперь обиженно дул на укушенный палец.
- А ты не суйся, куда не попадя! – Виталий с довольным видом сунул черта под мышку и гордо прошествовал мимо Валерия обозревать место дислокации.
Владимир задумчиво хмыкнул и направился за Виталием, Александр и Сергей пошли следом. Валерий тяжко вздохнул и поплелся за ними.
А кутеж готовился явно нешуточный. Расставленные прямо под открытым небом столы ломились от обилия яств, запахи витали такие, что у музыкантов потекли слюнки.
Среди все прибывающих гостей компания с удивлением обнаружила некоторое количество знакомых по рок-тусовке лиц.
- Хорошо, хоть попсы нет, - презрительно фыркнув, констатировал Александр.
- Да откуда им тут взяться, - так же презрительно ответил смирившийся со своей участью черт. – Они ж нашей братии как огня боятся, психи! На каждое свое сборище попа с кадилом тащат! Хе! Как будто он действительно что-то освятить может! Не то нынче духовенство…
Черта это как будто даже огорчало. Видать, замучила ностальгия по былым временам… Он горестно забормотал что-то себе под нос, изредка всхлипывая и суча копытцами, чем здорово раздражал Виталия, за что и получил увесистый подзатыльник.
Музыканты, тем временем, продолжали здороваться со старыми знакомыми и заводить новых, плавно передвигаясь в сторону накрытых столов, т.к. с закусью у Валерия было совсем плохенько, и только сейчас товарищи прочувствовали этот момент до конца.
- Чан-то мой бросили! – взвыл неожиданно трофейный черт и вцепился волосатыми лапами в плечо нацелившегося на окорок Виталия.
- А-ай! Зараза ты! – досадливо морщась, воскликнул оставшийся ни с чем басист, провожая недобрым взглядом воспользовавшихся его заминкой Валерия и Александра, уволакивающих вожделенный окорок.
- Чан-то, чан непростой был! Для главного напитка из корня мандрагоры-ы-ы! – не унимался черт.
- Какая еще манда... манда... Тьфу, ты, манда с горы!.. – видимо, алкоголь все еще давал о себе знать, и треклятая мандрагора никак не давалась Виталию.
- Сам ты х . р с горы! – заорал черт. – Живо ищи чан, металлюга! Ой, чтоб вас всех! Уйду я в рэперы!..
Это был удар ниже пояса! От такого заявления Виталий на целых пятнадцать секунд лишился дара речи, побелел, покраснел и, в конце концов, разразился возвышенной тирадой о цене предательства в ТАКИХ выражениях, что сорвал бурные аплодисменты присутствующих:

ЦЕНЗУРА

Это была речь Виталия...
Пристыженный черт пустил крокодилью слезу и признался, что сам не прочь спеть под балалайку о некой Жанне, а песнь про бесов, которые все злей и злей – суперхит всей нечисти, но это никак не умаляет важности его миссии, а посему «хеви-метал, конечно, форева», но чан-то надо искать!
- Ладно уж, пойдем искать твой котел, - снисходительно заявил Виталий, запихивая в рот кусок пирога.
Чан, учитывая его размеры, оказалось найти совсем не сложно. Проблема была в другом... Рядом с котлом уже ошивались недружелюбного вида ребята, при виде которых черт зашелся мелкой дрожью и обреченно заявил, что ему кранты. Виталий, потрепав черта по холке, решительно направился в их сторону.
- Эй, ребятки, посторонись! Мы забираем наш котелок! – Виталий плечом отодвинул ближайшего хмыря, но на его месте тут же возник второй, значительно превышающий первого в размерах.
Верзила угрожающе уставился на Виталия сверху вниз, его не обремененная печатью интеллекта рожа расплылась в такой кровожадной улыбке, что на душе у бас-гитариста вмиг сделалось тоскливо, и почему-то вспомнилось, что дома семья... Однако, по жизни руководствующийся девизом «Ни шагу назад!» Виталий и на сей раз изменять себе не собирался.
- Прочь с дороги! – сделав страшное лицо (что было совсем не сложно), прорычал он и двинулся на гиганта.
- Ой-ой-ой! Что теперь будет! – запричитал черт и закрыл глаза лапами.
Однако, «франкенштейн» не предпринимал никаких попыток напасть, а продолжал таращиться на Виталия, смущенно переминаясь с ноги на ногу.

(Автор рисунка - Элина)


- Я, это... Ну, хотел, как его... – неожиданно промямлил он, густо покраснев, что определенно не добавило ему привлекательности, и, наконец, окончательно сконфузившись, выдавил. – Этот... автограф можно?
Черт отнял лапы от морды и ошалело уставился на верзилу. Виталий же, напротив, ничуть не смутившись, размашисто расписался на протянутом клочке бумаги. Гигант, заворожено глядя на бумажку, как сомнамбула побрел прочь, а остальные вообще не предпринимали никаких попыток помешать забрать чертов чан.

(Автор рисунка - Мана)


- А-автограф у тебя взя-ал! А я?! А у меня почему не берут?! – за спиной послышался знакомый скулеж.
Виталий обернулся. В двух шагах позади стоял насупленный Валерий с куском окорока в руках. Вот он – момент торжества! Виталий злорадно осклабился и победоносно прошествовал к котлу, подцепил его за душку и поволок было, но, прикинув, на фига ему это надо, выпустил черта, который на радостях взвизгнул и, подхватив чан, умчался с бешеной скоростью.
Виталий сунул руки в карманы и, насвистывая только что придуманный мотивчик, пошел обратно к столу. Проходя мимо Валерия, он скорчил премерзкую рожу. Валерий в ответ показал ему язык.

Часть 4
Когда басист с вокалистом, обмениваясь едкими репликами, вернулись на главную поляну, чертов котел уже вовсю кипел на костре. Вокруг него с воплями и завываниями кружили дюжины две чертей и еще шайка разномастной нечисти, в которую затесался Александр. Справедливости ради надо сказать, что завывал он ничуть не хуже остальных! Виталий поискал взглядом давнего знакомца и обнаружил, что чертяка под разлапистой елью увлеченно режется в преферанс с Владимиром. Довольно хмыкнув, Виталий присоединился к играющим. Так и не освоивший премудрости игры в преферанс, но считающий ниже своего достоинства скакание вокруг котла Валерий остался одиноко стоять на пригорочке. Видя, что никто не обращает на него ни малейшего внимания, Валерий в сердцах топнул ногой, обнаружил, что все еще держит в руке окорок, и со злости зафенделил его в сторону Виталия. Поскольку с меткостью у Валерия все было в порядке, окорок, просвистев мимо означенной цели, со всего размаху врезался в ствол той самой разлапистой ели, под которой, собственно, и шла игра. От недюжинного удара ствол здорово завибрировал, и из дупла вывалилась довольно сердитая белка. Причем вывалилась не куда-нибудь, а прямиком на голову Владимиру, и не замедлила тяпнуть его за нос. Совершив сие злодеяние, зверушечка сиганула обратно в дупло и, видимо, мирно уснула, преисполненная чувства выполненного долга. Безвинно пострадавший Владимир, скосив глаза к переносице, с ужасом разглядывал немедленно распухший дыхательный орган, постепенно выходя из себя. Виталий с чертом, затаив дыхание, ждали развития событий. И дождались... Окончательно вышедший из себя Владимир, подхватив с земли внушительных размеров дрыну, кинулся на Валерия.

(Автор рисунка - Мана)


Не ожидавший такого поворота дел вокалист шарахнулся в сторону, споткнулся о мирно дрыхнущего пожилого упыря и растянулся во весь рост. Несущийся следом Владимир затормозить, естественно, не успел и, рухнув следом, стал тягать Валерия за патлы. Валерий начал было орать, но рот тут же наполнился песком и еще какой-то грязюкой, и попытки возопить о помощи пришлось оставить. Упыря он, однако, разбудить успел. Тот, увидев происходящее, ужасно расстроился и предпринял робкую попытку разнять дерущихся. Кто знает, может это ему и удалось бы, не вмешайся вовремя Виталий, доходчиво объяснивший, что ребятам, в общем-то, мешать не стоит.
Упырь сокрушенно покачал головой и побрел прочь, совершенно выбитый из колеи. Виталий еще минут десять понаблюдал за потасовкой и решил, что теперь, пожалуй, довольно. Они с чертом кое-как оттащили вошедшего в раж Владимира от изрядно помятого Валерия. Хаер вокалиста к этому времени пришел уже в такое состояние, что можно было об заклад биться о бесполезности шампуня «VICHI»… В прочем, Владимир со своим распухшим шнобелем выглядел ничуть не лучше. Давно так не веселившийся Виталий только что не подпрыгивал от восторга. Черт смотрел на троицу с умилением:
- Эх, молодо-зелено! И я в ваши годы жарку поддавал! Вот времена-то были! И где они теперь...
Чертяка смахнул слезинку. Виталий подозрительно скосился в его сторону.
- Это когда это? Сколько лет-то тебе, нечистый? – недоверчиво хмыкнул басист.
- Да теперь-то уже все пятьсот будет, - вздохнул черт. – А вот лет этак триста назад…
Виталий попытался представить себя в возрасте двухсот лет от роду, пришел в ужас и впредь решил этой темой не озадачиваться. Зато пришлось озадачиться Валерием… Судя по всему, отвалтуженный Владимиром вокалист всерьез собирался закатить широкомасштабную истерику. Такого Виталий не пожелал бы и врагу! Уже не раз будучи свидетелями подобного шоу, музыканты при первых же признаках впадения вокалиста в истерию в панике старались улизнуть под благовидным предлогом из его поля зрения…
- Все, - пробормотал Виталий. – Пришел пушной зверь…
- Какой зверь?.. – не понял черт.
- Песец... – торжественно объявил басист трагическим шепотом и попятился в сторону главной поляны.
Положение неожиданно спас Александр. Не переставая завывать и раскачиваться, он подлетел к вокалисту с чашкой дымящегося варева и так же стремительно исчез. Забыв про истерику, Валерий недоверчиво принюхался, и, видимо, содержимое чашки показалось ему достойным доверия, поскольку он залпом осушил ее и отбросил в сторону. Виталий с Владимиром озадаченно переглянулись. Вокалист, посидев еще минутку, поднялся наконец на ноги и весьма нетвердой походкой направился в непонятном направлении... В непонятном потому, что шел он совершенно немыслимыми зигзагами, а через несколько метров его вестибулярный аппарат окончательно вышел из строя, и Валерий, рухнув, покатился с пригорочка прямо на Виталия... Виталий, естественно, успел вежливо посторониться с его дороги, и вокалист затормозил уже у самого костра, снеся по пути пару-тройку не столь прытких, как бас-гитарист, гостей и один стол.
На его несчастье Валерий оказался слишком близко к огню и в один момент начал дымиться под вопли переполошившихся чертей.
- Горит, гори-ит! Валерка горит!!! – заорал Александр, которому к тому времени было вообще все равно, что орать, лишь бы орать.
- Бесы! Бесы все злей и злей! – неожиданно перебил ор ударника вокал несколько невменяемого Валерия.
Черти пришли в неописуемый восторг и, подхватив вокалиста, понеслись тушить его в ближайшем озерце. Присутствующие на поляне разразились аплодисментами, которые, в прочем, заглушал несмолкающий голос Валерия.
- Тащат в заросший пруд, и не в силах никто помочь... – раздавалось со стороны озера.
Потом послышался плеск, тихое шипение и победный визг чертей.
- Штиль. Ветер молчит... – не унимался Валерий.
- Все, крыша поехала! – горестно заключил Виталий.
- Было бы чему ехать, - отмахнулся Владимир.
Виталий, прицелившись, за шиворот выхватил из толпы Александра.
- Ты чего ему подсунул, а? Он хоть очухается, или это насовсем? – обеспокоено поинтересовался он у почти впавшего в транс ударника.
- А? Чего? – встрепенулся Александр. – Да ничего особенного, так, пустячок – отвар из корня мандрагоры...
- Ну и ну! – озадаченно хмыкнул басист.
Владимир улыбнулся загадочною своею улыбкою и многозначительно покачал головой. Виталий значения этого жеста все равно не понял и только махнул рукой, дескать «будь, что будет»...
- Я не сошел с ума... – грянул голос вокалиста, явно уже возвращающегося на поляну.
- Спорный вопрос! – фыркнул Виталий.
Наконец, с треском продравшись через заросли кустарника, пред очи всех присутствующих явился Валерий. С вокалиста ручьями стекала вода, а в волосах весьма живописно запуталась тина и водоросли. Басист злорадно хихикнул:
- Кажется, репутация нашего Валерика слегка подмочена!..
Валерий, окинув недобрым взглядом притихшую поляну, решительно двинулся в сторону Виталия.
- Э-э-эй! Ты чего?! – заволновался басист.
- Пробил час – не остановишь нас! – выдал Валерий, сверкая безумными очами.
Такого поворота событий Виталий, естественно, ну никак не ожидал. Тем более, что остановить Валерия действительно никто не брался... Пока бас-гитарист предавался размышлениям на тему, как бы достойно сделать ноги, Валерий, издав боевой клич североамериканских индейцев, кинулся на него и... завис в воздухе!

(Автор рисунка - Key)


Часть 5
Гости шабаша застыли с открытыми ртами, но хозяева и завсегдатаи, кажется, ничуть не удивились.
- Чего это он?.. – Виталий, оторопело таращась на Валерия, подергал Владимира за рукав.
Владимир не отреагировал, зато пегий черт захихикал и шепнул Виталию по секрету, что корень мандрагоры повышает способность к левитации.
- К чему способность? – жалобно переспросил басист, тщетно пытаясь выудить из тайников памяти значение дурацкого словечка...
- Ну, летать он теперь может, летать! Не видишь сам, что ли?! – черт снова захихикал.
Виталий прикинул, каков будет эффект, если во время концерта Валерий вдруг воспарит над сценой, и решил, что овчинка стоит выделки. Он обошел кругом болтающегося в воздухе вокалиста и критически хмыкнул. На ум приходила почему-то лишь песенка Винни-Пуха: «Я тучка, тучка, тучка...»
- Над этим надо работать, - задумчиво изрек Владимир, почесывая подбородок.
- Будем работать! – радостно потирая руки, согласился Виталий и, хлопнув Валерия по мягкому месту, пропел. – Я тушка, тушка, тушка...
От такого бесцеремонного обращения со своей персоной Валерий пришел в бешенство и замолотил руками по воздуху, пытаясь достать ненавистного бас-гитариста.
- А вот ни фига! – Виталий резво отскочил в сторону и скрутил вокалисту кукиш.
Валерий издал короткий, полный бессильной ярости вопль, конвульсивно дернулся всем телом и... с ужасающей скоростью взмыл в высь.
- Ого! – только и вымолвил Виталий, провожая Валерия взглядом.
- Ничего, пусть полетает, - черт успокаивающе похлопал басиста по руке.
- Он улетел, но обещал вернуться! – раздался голос непонятно из какой канавы вылезшего Сергея.
В прочем, на него никто не обратил особого внимания, и он исчез там, откуда появился, прихватив с собой кувшин браги и Александра.
Однако расслабляться не стоило. Не прошло и пятнадцати минут, как над поляной вновь замаячил летающий объект, опознанный как Валерий. Он с диким воплем рассекал ночной воздух, а за ним с не менее диким визгом неслась стая летучих мышей.
Вокалист с бешеной скоростью приближался к земле. На поляне началась паника: все кинулись в разные стороны, опасаясь столкновения с Валерием. Да и стая разъяренных летучих мышей не представлялась блестящей альтернативой...
- Пусть полетает! – передразнил черта Виталий. – Нет, он везде найдет приключений на свою задницу!
Черт пожал плечами и поспешил убраться подальше от места возможного приземления Валерия. Виталий, нахмурившись, продолжал наблюдать за приближением вокалиста, прикидывая масштабы катастрофы.
Падение Валерия сопровождалось такими проклятиями, что у многих присутствующих волосы встали дыбом. Виталий только хмыкнул и покачал головой: давненько он не слышал таких словечек из уст ставшего в последнее время до тошноты положительным вокалиста. Летучие мыши еще поверещали над неподвижным телом Валерия и разлетелись. А вот Виталий начал нервничать. Валерий так и валялся, не шевелясь, что очень обеспокоило басиста. Конечно, вокалист по глубокому убеждению Виталия был распоследним гадом с замашками полудурка и к тому же нытиком и жутким лентяем, капризным и истеричным, ни на что не годным рохлей и тюфяком, бесхарактерной тряпкой, подлой и отвратительной сволочью, обрюзгшим уродом, мерзким засранцем и... трезвенником, в конце концов! Но... никто не пел так, как Валерий... Самое ужасное заключалось в том, что Валерий прекрасно осознавал свою ценность, и это позволяло ему совершенно безнаказанно отмачивать такое, за что, по мнению Виталия, стоило убивать на месте. Тем не менее, потеря такого вокалиста могла стать для небезызвестной «металлической» группы смертным приговором, поэтому Виталий сорвался с места и резво потрусил к Валерию, не подающему никаких признаков жизни.

(Автор рисунка - Dee Shan)


Приходящие в себя гости начали снова подгребать на поляну, с интересом поглядывая на застывшего над Валерием Виталия. Бас-гитарист тем временем от души «похлопал» вокалиста по щекам, пнул легонько и даже побрызгал водичкой, что не возымело ровным счетом никакого действия. Валерий, казалось, даже не дышал.
- Искусственное дыхание «рот в рот»... – задумчиво изрек подошедший Владимир, почесывая подбородок.
- Чего-о-о???!!! – заорал совершенно ошалевший от подобного заявления Виталий. – Сам и делай ему это... рот в рот!..
- Можно через носовой платок... – продолжал гитарист, ухмыляясь и поглядывая на Виталия.
Виталий судорожно сглотнул. При одной только мысли о подобном кошмаре ему становилось плохо, но что оставалось? Скрючившись над вокалистом, басист набрал в легкие побольше воздуха и... почувствовал, что сейчас его точно вывернет наизнанку. Может, и Валерий тоже чего-то там почувствовал, поскольку глаза его широко распахнулись. Несколько секунд вокалист и басист оцепенело таращились друг на друга, но Валерий явно не мог долгое время выдерживать нависшего над ним Виталия, лицо которого к тому же приобрело подозрительный зеленоватый оттенок. Поэтому, недолго думая, Валерий, взвыв нечеловеческим голосом, врезал Виталию что есть силы кулаком в глаз. Ожидай Виталий чего-то подобного, он бы, конечно, успел увернуться, но он-то не ожидал! Поскольку басист скрючился над Валерием в крайне неудобной позе, подлый удар вокалиста нарушил хрупкое равновесие, и Виталий опрокинулся назад, плюхнувшись на мягкое место и здорово отбив его. Этот в высшей степени отвратительный поступок Валерия в очередной раз убедил Виталия в том, что мерзкий вокалист не заслуживает ни малейшего доверия, ни уважения!
Обиженно кряхтя, Виталий поднялся, потирая одной рукой ушибленное место, а другой ощупывая набухающий под глазом фингал. Он, разумеется, мог в отместку здорово намылить Валерию шею, но связываться не хотелось. И вообще, Виталий обиделся.
- Вот и сделай доброе дело – еще и в глаз дадут! – пробормотал он и с гордым видом повернулся к вокалисту спиной и зашагал прочь.

Часть 6
Вскоре басиста нагнал пегий черт. Сначала он просто семенил рядом, вздыхая и поглядывая на Виталия, а потом робко потянул его за штанину:
- Ты это... не расстраивайся. Плюнь на него, неблагодарного!
Виталий подумал, что на всем на белом свете один только старый пегий черт и понимает, каково ему сейчас. От этой мысли стало почему-то еще обиднее. Басист уселся на ближайший пенек и предался нерадостным мыслям о своей горькой доле. Черт, однако, не терял времени даром: он мигом сгонял на поляну и вернулся со шкаликом горькой и гитарой. Горькая пошла хорошо... Виталий принялся наигрывать на гитаре такую душещипательную мелодию, что черт пустил поистине крокодилью слезу. Сам Виталий решил, что мелодия весьма недурственна, и определенно стоит подкинуть ее некоей поэтессе Маргарите... Маргарита была, несомненно, хорошей поэтессой, хотя в большей части написанных ею текстов Виталий не понимал ни хрена, но слова были красивые и поклонникам небезызвестной группы нравились.
Так басист побренчал еще с полчасика – черт слушал, вздыхая и поскуливая, - а потом резко остановился, почувствовав на себе чей-то пристальный взгляд. Виталий обернулся: на пригорке маячили во всей красе остальные участники группы, и вид у них (даже у вокалиста) был несколько виноватый. Валерий сопел, ковыряя носком ботинка землю и поглядывая на Виталия исподлобья, Владимир смотрел, как всегда, многозначительно (иногда Виталию казалось, что он просто не может по-другому), а Сергей и Александр изо всех сил цеплялись друг за дружку, дабы не рухнуть (хотя Сергей отчаянно перевешивал).
- Красивая...мелодия, - буркнул Валерий, зыркнув на басиста одним глазом, и, собравшись духом, почти жалобно выпалил. – Я ведь ничего такого не хотел, правда!
Виталий критически оглядел гитару – чем не ударный инструмент?! – и вообразил себе, как он шарахнет ей дрянного вокалиста по безмозглой башке, но в последний момент передумал (гитара-то ни в чем не виновата!). Владимир вновь заулыбался, разумеется, многозначительно! Валерий скрипнул зубами и выдавил:
- Извини, пожалуйста...
Вид у него был предистеричный. Поэтому Виталий поспешил сказать, что все в порядке, он нисколько не сердится, и даже заставил себя улыбнуться вокалисту (не приведи господь, такую улыбку во сне увидать!). Валерий вроде как успокоился и тут же заявил, что песня Виталия должна быть про забытые чувства, одиночество и смерть, а иначе он, Валерий, ее петь ни за какие коврижки не будет, и еще много чего в том же духе. Короче, Виталий пожалел, что пожалел гитару...
И тут пегий черт снова потянул басиста за штанину.
- А вам ведь пора, светает уже, - печально возвестил он и кивнул в сторону зависшего над землей странного летательного аппарата.
- И правда, - Виталий поскреб затылок, пытаясь найти подходящие слова для чертяки.
Слова никак не находились, поэтому бас-гитарист просто сгреб черта в охапку и, прижав от всей души к груди, срывающимся голосом произнес:
- Ну, будь здоров...дружище!.. Лихом не поминай!..
Отпустив черта Виталий пошел к «летающему катафалку», как он мысленно окрестил подозрительный транспорт, в который уже влезли остальные музыканты. Перемахнув через борт, он оглянулся. Пегий черт махал вслед удаляющемуся «катафалку» клетчатым носовым платком необъятных размеров, периодически трубно в него сморкаясь. Виталий с досадой хлопнул себя по лбу.
- Эй, чертяка, зовут-то тебя как?! – истошно заорал он.
- Агафон! Агафо-он!.. – донес ветер ответный крик скрывшегося уже из поля зрения черта.
Обратный полет прошел без происшествий. Разве что беспокойный Александр, пытаясь улечься спать на узком сиденье, начал расталкивать всех ногами, но Виталий просто дал ему в ухо, и все успокоилось.
Добравшись до дома, Виталий обнаружил, что дверь изнутри закрыта на цепочку, а к косяку пришпилена записка, из содержания которой становилось совершенно ясно, чем ему грозит попытка нажать на кнопку звонка в такую рань. Поскольку Виталий в какой-то мере был все же человеком здравомыслящим, то подвергать сомнению изложенные в записке жены угрозы не стал, а просто с максимально возможным удобством устроился на коврике под дверью и преспокойно уснул.
И приснился ему старый пегий черт Агафон, распевающий под балалайку «Улицу Роз», и Виталий улыбался во сне, еще не зная, что сочтены дни небезызвестной «металлической» группы, и уже не суждено Валерию спеть придуманную басистом чистую и печальную как слеза песню…
В прочем, это уже совсем другая история…
КОНЕЦ

МиЛеди

Автор рисунка - Элина


@темы: Юмор, Элина, Шико, Рисунки, Рассказы, №11, Key, Dee Shan, Проза, Погреб, МиЛеди, Мана

19:05 

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Эх, душа моя – копейка! Просит, грешная, тепла…
И тоска зеленой ряской в томных глазках расцвела.
Эх, напасть моя, беда!
Жизнь свернула не туда –
В непролазную рутину, и не видно ни черта!

Приглашение на шабаш – то, что доктор прописал!
Хороша ли? – вопрошаю у магических зеркал.
У зеркал один ответ:
Мол, прекрасна, спору нет…
Да в гробу я их видала в двадцать с мелким лишком лет!

Все порядочные люди спят спокойно на земле,
Я – лечу на Лысу гору, рассекаю на метле!
А на Лысой на горе,
Да по вешней-то поре
Во хмелю резвится нечисть, пляшет в лунном серебре.

Ба! Знакомые все лица! Вся тусовка тут как тут.
Здесь сегодня на халяву и накормят, и нальют!
Закатил хозяин пир,
Вишь, на весь загробный мир.
Он, гляжу, мужчина видный, даже жалко, что вампир…

Эх, горят мои печали, рассыпаются золой!
Только все зудит над ухом чернокнижник пожилой:
Дескать, слишком много пьем,
Непристойности поем,
Инквизиция нагрянет, мол, накроет наш Содом!

Постеснялся бы, дедуля, инквизицией пугать –
Вон, Великий инквизитор к нам пожаловал опять!
Тоже выпить не дурак,
И ведь все ему ништяк!
С толстым упырем в обнимку бражку глушат натощак!

Я уже со счета сбилась, сколько раз ходила в круг
И усердно отбивалась от шкодливых чьих-то рук,
Что-то пела и пила…
Ох, не встать из-за стола!
И куда запропастилась моя верная метла?..


Уффф… Напелась, наплясалась и, вестимо, напилась…
Вот вам крест, совсем не помню, как до дома добралась!
А кручина моя вся
Будто бы вода с гуся!
И башка с утра трещала, значит, шабаш удался!..

МиЛеди

Автор рисунка - Мутант TSORG


@темы: №11, Летопись, МиЛеди, Мутант TSORG, Мутант Тсорг, Поэзия, Рисунки, Стихи

19:03 

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Забыв прошлую жизнь, делаешь шаг вперед и попадаешь в сказку, но вместо драконов и рыцарей, вместо магов и единорогов видишь грязь и разврат, нищих и шлюх. И понимаешь, что ошибся дверью, и ломишься обратно, но чудо уже произошло и хоть ожидалось совсем не то, что видится, путь обратно закрыт и приходится жить по законам того мира, в котором оказался. Ожидая чуда вновь, вспоминаешь былые дни и жалеешь. Жалеешь, что когда-то мечтал уйти от скуки, скандалов и равнодушия, но попытки... всего лишь попытки.
Хорошо быть мечтателем в собственной теплой кровати, зная, что каждый вечер тебя ждет горячий ужин. И пусть не было семьи, жены и детей, но была определенность в жизни...
И тогда, если хватает сил и духа, берешь в руки меч и придумываешь идеал. И пускай еще нет меча, а лишь кухонный нож, пускай первой жертвой становится одинокий насильник. Начинаешь двигаться и расти. Благородный вор или бескорыстный убийца? Как красиво... красиво. Сказка оживает в сердце вновь. И вот уже пробуешь роль вождя и ведешь в бой армии. Вновь и вновь. А вот и палач, плаха и торжествующий властитель. Голова катится по помосту, но тьма уже сомкнулась... Нет, не так. А как? Не знаю...
Но попробую. Палач, плаха и торжествующий властитель. Голова катится по помосту, а вокруг ликует пьяный от крови народ и славит нового тирана. И вот красавицы-жены, толпы слуг и... счастье?
Как-то наступает просветление, среди старых вещей находится сам собой тот самый нож, совсем уже ржавый от крови, и голову начинают посещать странные и старые мысли. И переодевшись в лохмотья, идешь ночью на улицу и вместо рыцарей и прекрасных дам видишь тех же самых нищих и шлюх... Слезы текут из глаз, и приходит понимание бессмысленности всей прошлой жизни. И нож входит в левую грудь между шестым и седьмым ребром... Снова не так?
Не так. Слезы текут из глаз, и приходит понимание бессмысленности всей прошлой жизни. И нож входит в стену, бессильное тело виснет на рукояти, лезвие с мерзким хрустом ломается, но уже все равно. Пошатываясь и спотыкаясь, бредешь, не разбирая дороги. А бесцеремонный мир напоминает о себе ярким светом в глаза, затем поднятый от земли взгляд приносит надежду, бросок вперед и вот она, родная квартира, шум машин, а за окном стена. Проходят годы. Мучают мысли о чем-то не сделанном и общественная могила на муниципальном кладбище... Попробуем повторить?
Попробуем. Пошатываясь и спотыкаясь, бредешь, не разбирая дороги. А бесцеремонный мир напоминает о себе ярким светом в глаза, затем поднятый от земли взгляд приносит надежду, но что-то заставляет пятиться, пока спина не упирается в стену. Свет гаснет. Бросаешься во дворец...
...Лежа на смертном одре и озирая туманным взором рыцарей и прекрасных дам, плачешь, вспоминая когда-то давно придуманный идеал и понимая, что все зря...

Бывает так, что чудо, которого ждал, приходит, и к этому моменту нужно уже знать, что хочешь и с чем прощаешься, и нужно ли все то, о чем мечтал.
И вот решаешься, осознаешь и, помня прошлую жизнь, делаешь шаг вперед и попадаешь в сказку, где благородные рыцари сражаются с драконами, прекрасные дамы седлают единорогов, а добрые волшебники лечат людей. А за спиной остаются жена и дети, друзья и... И, главное, всегда остается возможность снять кольчугу и, повесив на крюк в стене меч, вернуться...
У любого человека всегда остается свобода выбора, которой не было у Вас, пока Вы читали мой рассказ. Но всегда ли она ему нужна? Иногда надо... Не то...
Попробуем снова?

Инкогнит

Автор рисунка - IsiL


@темы: IsiL, №11, Инкогнит, Летопись, Проза, Рассказы, Рисунки

18:56 

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Горит звезда на небе темно-синем.
Горит звезда, и только для тебя она горит,
Чтоб ты могла любить и быть любимой.
Гори звезда, не дай померкнуть миру,
Где без тебя любовь покажется пустой!

Casper


Автор рисунка - Елизавета Васенина-Прохорова


@темы: Casper, №11, Елизавета Васенина-Прохорова, Летопись, Поэзия, Рисунки, Стихи

18:52 

Холод

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Холод

Мне показалось, что была зима,
Когда тебя не видел я, мой друг.
Какой мороз стоял, какая тьма,
Какой пустой декабрь царил вокруг.

Казалось мне, что все плоды земли
С рождения удел сиротский ждет.
Нет в мире лета, если ты вдали.
Где нет тебя – и птица не поет.

Игорь

Автор рисунка - Элина


@темы: №11, Игорь, Летопись, Поэзия, Рисунки, Стихи, Элина

18:49 

Звонок

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Звонок

С тоской во взгляде ты смотришь на телефон и мечтаешь о том, чтобы хоть кто-нибудь тебе позвонил, но – о нет! Этот звонок ты узнаешь всегда – только не он…
«Интересно, и зачем же на этот раз?!» - подумаешь ты, не обращая внимания на то, что уже на автомате сняла трубку и сказала «Привет!»…
И вот ты уже почти ласково спросишь, как дела; с удовольствием расскажешь все свои новости и поймаешь себя на том, что чуть не произнесла «я люблю тебя» на прощанье, как раньше… и заплачешь под телефонные гудки оттого, что не можешь не быть вежливой, что просто не умеешь посылать людей...
Поставив перед собой подушку, ты сурово спросишь у нее: «Зачем ты мне звонишь?» – но та лишь скромно промолчит – на то, чтобы подыскать ответ на столь наболевший вопрос, у тебя просто не хватит воображения, а жаль… Ты лишь ударишь своего «собеседника» со всей силы, в то время как в другой части города генератор твоей печали заснет, нежно обнимая и прижимая к себе свою подушку…

Ami

Автор рисунка - Мутант TSORG


@темы: Рисунки, Рассказы, Проза, Мутант Тсорг, Мутант TSORG, Летопись, №11, Ami

18:34 

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Строчка – память, строчка – печаль.
Знаки дороги зовут меня вдаль.

Блеклое утро, узор на стене.
Иду, не проснувшись, в своем полусне.

И боль уж привычна, забыты слова.
Меня не волнует людская молва.

Исправить? Не надо, что было – то есть.
Ты только сумей эти знаки прочесть.

Забыть, уничтожить, так было всегда.
И помнят лишь ива, полынь и вода.

Строчка – память, строчка – печаль.
Так было, так надо, но как же мне жаль.

S.-L. Mc’Lorien

Автор рисунка - Волчица


@темы: Волчица, №11, S.-L. Mc’Lorien, Летопись, Поэзия, Рисунки, Стихи

18:14 

Обложка номера 11. Июль 2004 года.

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Автор рисунка на обложке - Kэtt




@темы: Рисунки, Обложка, №11, Kэtt

17:46 

Волчица (Ольге)

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Волчица (Ольге)

Не пришедшая я,
Или я – опоздавшая?
Самых важных тех слов
Тебе не сказавшая,
Что могли бы кого-то
Когда-то, наверное…
Не стреляйте в волчицу –
Она девушка нервная,
Она девушка страшная –
Хоть и с неба упавшая,
Хоть под ангела крашена…
Она жить опоздавшая.

Наталья Скобелева

Автор рисунка - Волка


@темы: №10, Волка, Наталья Скобелева, Погреб, Поэзия, Рисунки, Стихи

17:39 

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Язычество

Быть язычником…
Это кричать «Перун велик»? Ненавидеть христиан? Гордиться своей исключительностью?.. Чего только не встретишь на белом свете…
Началось, наверное, с того, что православие ничего не могло мне дать, а я ничего не могла дать ему.
А вера в то, что помимо бога и дьявола есть еще что-то, была всегда.

Светило в небе яркое солнце, согревающее наш мир. Ветер гнал с юга тучи, наполненные дождем. Грозно и величественно рокотал над головою гром. Шум листьев заполнял пустоту, которая как-то незаметно образовалась в душе.
И из души, которая наполнилась новым и, вместе с тем, очень старым и давно забытым видением мира, просились на волю стихи и гимны, песни и молитвы, истовая вера и восторг от закатов и восходов…
Мир жил.
Вместо слепого исполнения правил пришло понимание. Понимание того, что не стоит гадить там, где живешь. А живем мы все на земле. На одной-единственной земле. Понимание того, что зверь, порою, оказывается вернее и честнее человека. Понимание того, что молнии и оглушительные раскаты грома наполняют душу силой, восторгом, радостью, а не суеверным страхом…
Мир жил. Жил как никогда ярко и прекрасно. Казалось, что сами древние и седые боги снисходительно смотрят на меня, словно на малое дитя, которое впервые пытается рисовать, ходить, говорить… А еще слушать.
Славян никогда не смущали чужие боги. Мир велик. Велико и небо. И на этом небе хватит места для всех богов, а на земле – для всех вероисповеданий. Так думали славяне-язычники. Да и не только славяне.

(Автор рисунка - Наташа)


И как только ребенок научился ходить, начались трудности.
Кто-то требовал, чтобы я «по-хорошему» одела на шею крест… Тогда во мне впервые шевельнулись порывы религиозной вражды.
Кто-то говорил, что язычество – это животное стремление поесть-поспать-по… да кто их знает, что это еще за «по…»? И становилось обидно за то, что судят они по себе.
Кто-то говорил, что он тоже язычник… и бросал окурок себе под ноги. А к вечеру, чего доброго, и блевал на ближайший газон…
Кто-то безапелляционно утверждал, что русская культура – это православие, забывая, что истоки нашей культуры в язычестве, а новой религии приходилось многое заимствовать у старой, чтобы легче было ее насаждать. И насаждать, кстати, с чисто политическими целями…
Сколько же злобы может вылезти из добропорядочного гражданина, который вдруг узнает, что кто-то думает не так, как положено, или, что еще вернее, не так, как думает он сам!
И было недовольство, были многочасовые споры, нервные патетичные возгласы, скандалы и вечерняя грусть.
И было солнце на небе, грозовые тучи, звери и птицы, шум леса и родной город, ставший частью новой картины мира.
И было растащенное кем-то по бревнышку капище. И боги, которым, по-моему, не нужны храмы, чтобы слышать людей.

А потом религиозные переживания прошли. Остались только старые гневные стихи в адрес христианства и его последователей в старой тетрадке. А злость почти прошла.
Просто пришло понимание того, что это глупым людям не хватает на земле места. А боги умнее. И одного неба им хватит на всех.

Волчица

(Автор рисунка - Мана)

@темы: Волчица, №10, Мана, Рисунки, Статья, Часовня

17:35 

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Помни о Смерти

Часто, оборачиваясь, я вижу человека в длинном черном балахоне. Капюшон низко надвинут, но я знаю, что если откинуть его, то по плечам рассыплются светлые волосы, и на меня посмотрят Его серые глаза. Я знаю, каким будет Его лицо. Его образ преследует меня уже много лет, и я знаю, что умирая, буду смотреть в эти глаза, полные вечной грусти, любви и непонятных знаний. К счастью, или же нет, но мне не дано знать, когда это произойдет…
Вечер. Снег идет, не переставая, уже несколько дней. Из окна я вижу, как Он стоит под фонарем и ловит снежинки в раскрытую ладонь. Они не тают на ней, она слишком холодная. Он похож на странное дерево, усыпанное снегом, застывшее и… мертвое. Я знаю, что Он мертв. Я чувствую это каждый раз, когда Его пальцы касаются моих рук. Во снах все по-другому. Во снах Его губы горячие, как прежде, а волосы мягкие, словно лен. Во снах много солнца, цветов, и еще можно верить в сказку. А здесь только снег, и кажется, что зима будет продолжаться вечно. Словно Его смерть принесла этот холод. Мертвые не возвращаются. Так мне говорили те, кому я рассказала о нем. Так мне сказал батюшка в церкви. И тогда, на шоссе, обнимая остывающее тело и целуя побелевшее лицо, я думала так же. смятый мотоцикл, какие-то люди, тонкая струйка крови на Его подбородке… Почему-то я не умерла тогда вместе с Ним.
- Скажи, что такое Смерть?
- Случайность.
- Значит, рождение – это тоже случайность?
Утро. На кладбище тихо, никого еще нет. Я медленно иду по тропинке, прижимая к груди усыпанный снежинками букетик.
- Зачем ты приносишь сюда цветы? Я же здесь, с тобой…
- Просто я люблю тебя…

Restless Heart

Автор рисунка - Веда


@темы: Restless Heart, №10, Веда, Летопись, Проза, Рассказы, Рисунки

23:59 

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Под прицелом всезнающих глаз
В обжигающе-горьком бреду
Ты танцуешь – в последний раз –
Босиком по тонкому льду.

И последний барьер снят,
Что любовь и что страх – прах!
Только кровь на твоих ступнях,
Только изморозь в волосах…

На краю, и сквозь полынью
Океан в небеса глядит,
Ни в аду не быть, ни в раю…
Я прошу тебя – не уходи.

Jim

Автор рисунка - Мана


@темы: Jim, №10, Летопись, Мана, Поэзия, Рисунки, Стихи

23:58 

lock Доступ к записи ограничен

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:22 

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
В темноте неудачных дел
Я ждала твоего тепла.
Нет, не вышло, как ты хотел –
Потому что я не смогла.
Исправлять больше нету сил,
Знаю я – не поможешь ты.
Нет, не вышло, как ты просил –
Я погибла без теплоты.
Не могу больше ожидать,
Когда ты очнешься от снов.
Мне пришла пора погибать –
Ведь к проклятию ты не готов.
Ты был прав – прав как всегда:
Невозможно чьим-то быть.
И холодная в небе звезда –
Путеводная к смерти нить.

Яль

Автор рисунка - Ирэтари


@темы: №10, Ирэтари, Летопись, Поэзия, Рисунки, Стихи, Яль

00:21 

Черные волны

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Черные волны

Я стою у покато-гладких
Полуистертых камней.
Мать-природа ругает мягко
Глупых своих детей.
Вижу волны – немым упреком
В них притаились те,
Кто поражен роком,
До дому не долетел.
Черные волны ласкают берег,
Плач раздирал мне грудь.
К сердцу я прижимаю зверя,
Жизнь ему не вернуть.

Мутант TSÖRG

Автор рисунка - Kэtt


@темы: Kэtt, RG, №10, Летопись, Мутант TS&#214, Мутант TSORG, Мутант Тсорг, Поэзия, Рисунки, Стихи

23:02 

Обрывки мыслей в Питере

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Обрывки мыслей в Питере

В этом городе грусти, печали
Одинок я, покинут, забыт...
Меня волны бензина качали,
Ударяя душой об гранит...

Мои длинные русые косы
Растрепались под силой ветров,
Мои ноги и в гадах здесь босы,
В сердце ж плещется ночи покров...

Мне смешно? Нет, скорее мне страшно
По могильным плитам ступать...
То, что чуждо для вас, мне понятно,
Ну, а мысли мои не отнять...

Ночи белые - это нелепо,
Ну, а мы только так можем жить...
Песне мертвых я следую слепо,
Боль осколками в венах дрожит...

Суицидник стоит на балконе,
И ужасен пустой его взгляд.
Задержи его, слышишь, мой город,
Он обманщик, глупец, ренегат.

Да, он знает, что жизнь - это гадко,
Но не знает, что жизнь - уже смерть...
...Это все потерять б безвозвратно, но
Где ж смелость, чтоб дальше терпеть?!

Город, спрятавший горечь и муку
Под плеядой известных имен,
Ты скрываешь ничтожеств и скуку
За созвездием дивных колонн...

Эльфы, Хоббиты, Гоблины, Люди,
Вы нашли здесь холодный приют.
Ваши мысли жестоко осудят,
Ну, а чувства вряд ли поймут...

Неизбежность и вечность здесь рядом,
Кровь предателя видно насквозь...
Питер, ты есть немножечко ада,
То, что с раем навеки слилось...

Насмешник

Автор рисунка - Елизавета Васенина-Прохорова


@темы: №10, Елизавета Васенина-Прохорова, Летопись, Насмешник, Поэзия, Рисунки, Стихи

23:00 

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Лишь солнце в окровавленных ладонях
Тебе оставил твой жестокий бог…
Но сердца твоего печаль не тронет…
Твоя звезда во мгле чернильной тонет –
Ты в этой жизни сделал все, что мог.

Как равнодушно было это небо
К тебе на протяжении пути…
А впрочем, ты ему подвластен не был,
Не рвался никогда в святую небыль
И сам решал, куда тебе идти.

Ты на слово друзьям привык не верить
И потерял врагам заклятым счет.
Всю жизнь стучался в запертые двери,
Не успевал оплакивать потери,
Не ждал, что кто-нибудь тебя поймет…

Не отмечал побед и поражений
И взглядов из толпы не замечал.
И в лабиринте тусклых отражений
Теряются следы твоих сомнений –
Но вряд ли ты нашел то, что искал…

Ты был из тех, Свободу воспевавших,
Отдавших все за шум и пыль дорог…
Застыла высь в глазах твоих уставших,
И над тобой поет твой ангел падший
Последний гимн дождем размытых строк…

Миледи

Автор рисунка - Арус


@темы: Арус, №10, Летопись, Миледи, Поэзия, Рисунки, Стихи

22:59 

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Все не меряно и просто. Гаснут звезды, блекнут звезды.
Курица склевала просо - и гаданье не склалось.
Расставаться? - рад стараться. Мы умеем это, братцы,
Мы умеем - не сломаться. Как колеблемая трость

Мы согнемся перед этим. Сосчитаем по примете
Всех цыплят на всей планете, подведем всему итог.
Были вместе, стали порознь. Осень - мразь и осень - морось,
Неприветливая поросль прорастает вдоль дорог.

Мы в аду, там все - отдельно. Это даже не смертельно.
Это краской акварельной нарисованная смерть.
Штрих налево, штрих направо - развеселая забава.
Расстаемся мы без славы, и расходимся - гореть.

Все что было - все золою. Разумеется, не стою.
Осень стала шуткой злою - пахнет серою вода.
Старый парк уже не нужен: только листья, только лужи.
Расставание закружит и утащит в никуда.

Ива

Автор рисунка - Мана


@темы: №10, Ива, Летопись, Мана, Поэзия, Рисунки, Стихи

22:57 

Постер в середине номера 10

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Автор рисунка - Елизавета Васенина-Прохорова


@темы: №10, Рисунки, Постер, Летопись, Елизавета Васенина-Прохорова

22:56 

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Вот за окном дома несутся,
Летят деревья, фонари.
И муравьи-людишки жмутся
К грешному телу матушки-Земли.
А в небесах по океану
Из полудивной синевы
Плывут размеренно и без изъяну
Чуть с позолотой корабли.
Проснулось Солнце и лучами
Ласкает землю без стыда,
А та лишь плачет слёз ручьями,
Что не чиста и не млада.
Что нет на ней лесов старинных,
Зверей из сказок тоже нет,
А есть дела людишек муравьиных,
Заводы есть и много бед.
И Солнце Землю пожалеет,
И за девицу отмстит,
Оно уже почти не греет,
И на земле мороз скрипит.
Но Солнца нет, а что те люди?
Придумали поярче свет,
В его лучах живут и блудят,
Любви в их душах больше нет.
И вот Земля со всею силой
Разгневалась и поднялась,
Моря и реки забурлили,
Рекою лава полилась…
Горят дома, деревья, стены
И плач по лику всей Земли,
Она дала нам жить просторно.
Её сберечь мы не смогли…
Там за окном дома несутся,
Летят деревья, фонари,
О люди, нам пора проснуться
На хрупком теле Матушки-Земли.

S.-L. Mc’ Lorien

"Отторжение чувств от разума". Автор рисунка - Мутант TSORG


@темы: Рисунки, Поэзия, Мутант Тсорг, Мутант TSORG, Летопись, №10, S.-L. Mc’ Lorien, Стихи

Журнал Цитадель

главная