Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Уиллиам (список заголовков)
17:22 

Шутка на форзаце. Благодарности и поздравления из №13

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
17:02 

Обложка номера 13. Ноябрь 2004 года

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Автор рисунка - Мутант TSORG


@темы: Рисунки, Обложка, Мутант Тсорг, Мутант TSORG, №13

23:48 

Поздравления и благодарности из №12

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Редакция С ВЕЛИКОЙ РАДОСТЬЮ поздравляет с Днем Рождения Лорда Зойсайта и желает ему всего самого-самого-самого!!! Просто будь...

А еще мы поздравляем с Днём Рождения и желаем:
Хельве - творческих успехов и жизненной удачи
Стасу - великих свершений и дикого веселья

И хотим поблагодарить:
Фарамира Галена - за тиражирование
SvenelD'а - за сырьевую поддержку =)

@темы: Благодарности, №12, От редакции, Поздравление, Форзац

23:41 

Проклятие Фукурукудзю

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Проклятие Фукурукудзю

Действующие лица:
Монах – Ногида Воруки
Демон – Харя-То Во Гари
Девушка – Меряюша Гамихату
Самурай – Комунадо Томудам
Сказитель – Басня Дабайка

Время: весна, пора цветения сакуры и неврозов.
Место: где-то в Японии :)
Сказитель на протяжении всего действия сидит вполоборота к зрителям, сопровождая повествование игрой на струнном музыкальном инструменте, акцентируя важные эмоциональные моменты.
Актеры, не задействованные в сцене, сидят спиной к зрителям, выполняя роль пассивных декораций.

Сцена 1
Актеры, сидящие спиной к зрителям, держат в руках веточки сосны, символизирующие буйную растительность. На сцене появляется запыхавшийся монах. Поминутно озираясь, он спешно пересекает периметр сцены. Лицо монаха, полное тревоги, наконец, проясняется.

(Автор рисунка - DeeShan)


Монах:
(утирая пот рукой)
Уф! Кажется, ушел.
(Тяжко дышит)
Я Ногида Воруки,
Монах из храма Фукурукудзю,
Деревни Фукурукудзю,
Что на горе Фурукудзю
Стоит веками.
Наскучили мне стены храма.
И длинное его названье
Навязло на зубах.
Без сожалений покидаю
Гнездо родное,
На память лишь забрал
Я пару безделушек
…пока все спали…
Все бросились, конечно,
Провожать меня,
Кричали
И махали вслед руками.
…насилу вырвался
(продолжает путь)

Сказитель:
Басня да Байка вам поведает:
(нараспев)
О, горе!
О, плач и скорбь, и слезы!
В деревне Фукурукудзю,
Что на горе Фурукудзю,
Из храма Фукурукудзю
Похищены святыни!
Бесчестный бонза,
Презрев закон людской,
Поправ монаший долг
И прочие обеты,
Осмелился украсть из храма статуэтки.
В заплечном сундуке его
Томятся два десятка
Высоколобых изваяний
Любимого народом бога Фукурукудзю,
Что по итогам хит-парадов
В десятке лидеров по праву
Место занимал.
Дарил он жителям удачу и веселье
По низким ценам,
А порою и в рассрочку.
Теперь же гранулы божественного дара
Покинули отчаявшихся духом,
И ожидают их тревоги и печали.

Монах:
Ах, демон побери!
(останавливается)
Шнурок мой развязался так некстати
(наклоняется завязать, но отвлекается)
Теперь, пожалуй, не успею
До окончанья этой сцены
Найти себе ночлег и хавчик.
Меж тем стемнело.
(зевает)
Вот и кочка поуютней.
(ложится в углу сцены, сквозь сон бормочет)
Какие, кстати, к дьяволу, шнурки?
Ведь я босой…
(засыпает)

На сцену под тревожную музыку выходит демон. Вид его ужасен. Актеры, что сидят спиной, убирают веточки сосны и выставляют на раскрытых ладонях небольшие статуэтки Фукурукудзю, символизируя собой внутренние покои храма. Демон исполняет некий эксцентричный танец, карикатурно повествующий о злодеянии монаха: собирает статуэтки, пряча за пазуху.

Демон:
Я демон
Харя-То Во Гари, у меня…
Особой глубины на вещи взгляд.
О! Видел я монаха!
Укравшего…нет, не просто безделушки,
А счастье у людишек.
По жадности и глупости своей,
Кармические спутал нити.
Теперь он обречен
Невольной быть причиной
Смерти тех несчастных,
Что встретятся ему
На жизненной дороге.
И шлейфом за плечами
Будут развеваться
Чужие слезы, горести, несчастья,
Пока обратно в храм
Все до единого
Не возвратятся изваянья.



Демон подходит к спящему монаху и, склонившись, смотрит на лицо. Внезапно монах просыпается и, видя перед собой оскаленную физиономию демона, нервно вскрикивает, чем пугает самого демона, который вскрикивает вместе с ним.

Монах:
(встревоженно и, в то же время, участливо)
Ты кто, приятель?
Что за жуткий вид?!
За что природа над тобой так надругалась?
Ведь ты, пожалуй, демона страшнее!

Демон:
(приходя в себя, в сторону, задумчиво)
Страшнее демона?
Постой-ка…
Так я ведь он и есть…
Забавно.
(вслух, притворно-встревоженно)
Что… все так скверно?
(ощупывает лицо, говорит с явным облегчением)
А… это… Это ж только маска
(начинает снимать маску, вкрадчиво)
На самом же я деле
Под ней такой же абсолютно,
Как и ты.

Демон срывает маску, под которой, впрочем, находится еще одна, не менее ужасная. Тут же демон протягивает монаху зеркало, дабы тот самолично убедился в справедливости слов демона. И в тот момент, когда монах подносит зеркало к лицу, надеясь увидеть там свое отражение, демон исподтишка молниеносно одевает на монаха маску. Монах же, видя в зеркале вместо своего отражения лик демона, вскрикивает от ужаса и, не в силах поверить, делает несколько неуверенных шагов назад, где и падает, занимая ту же позу, что и до пробуждения.

Демон: (нравоучительно)
Дерзнувший посягнуть
На редкое собранье статуэток,
Ты потерял свое лицо навеки!
(Дьявольски смеется)

Демон уходит, удовлетворенно потирая руки. Монах остается некоторое время недвижим. Актеры по краям сцены вновь поднимают веточки сосны.

Монах: (пробуждаясь)
Ох, что за сон мне явлен был,
(задумчиво ощупывает лицо)
Кошмаров полон.
Надеюсь, не пророческий…
Коль скоро мне свою личину
Едва возможно прокормить,
То ту, вторую,
Прокормить смогу едва ли.

(Автор рисунка - Мутант TSÖRG)


Монах достает из-за пазухи чашку и палочки. Пытается поесть, но его бьет крупная дрожь, и пища не достигает рта.

Никак не успокоиться мне что-то,
Дрожат все члены,
И если руки я свои не обуздаю,
Уйду голодным.
(Встает, кряхтя, и уходит со сцены).

Сцена 2
Сказитель: (нараспев)
Путь в тягость для того,
Кто не рожден скитаться.
Но долго ли ведется сказ,
Конец пути был близок.
К закату дня второго
Монах достигнул вод озерных.
На берегу, в тени цветущей вишни,
В роскошных лопухах
И зарослях крапивы ютился домик.
И, уповая на закон гостеприимства,
Что не позволит путника с дороги
Прогнать в сырую ночь,
Монах стучится в дом.

Раздается троекратный стук. На сцену выходит девушка. Актеры, сидящие спиной, сменяют декорации леса на убранство женской комнаты. Девушка садится в центре комнаты, вполоборота к зрителям, скрывая лицо рукавом. Вся ее поза демонстрирует глубокую скорбь.

Девушка:
Я Меряюша Гамихату.
Сижу, одна скучаю в комнате,
Наполненной лишь слугами да мухами.
И вся моя отрада – в ловле мух.
(Оборачивается и медленно высыпает мух с ладони).

Раздается троекратный стук.

Любимый мой на службе у вельможи
Четыре долгих месяца, неделю и два дня.
Источенное ожиданьем встречи, стенает сердце.
Я весточку ему послать была бы рада.
Только как?

Раздается троекратный стук.

Быть может, это знак судьбы?
В час поздний на пороге путник…
О, кто бы то мог быть?

(Автор рисунка - Мицуно Ами)


Сказитель: (нараспев)
Конечно, это знак.
Как может быть иначе?
Предписан жанром острый поворот.
В глуши лесов поют одни цикады,
А новости обходят стороной.
Любому гостю рада будет
Истосковавшаяся по общению душа.

На сцену выходит монах.

Монах:
В ваш дом стучится одинокий путник, госпожа,
Я – Ногида Воруки,
Из пункта «А» в пункт «Б» иду
И в долгих переходах
Забыл уже, как выглядит вкус пищи.

Девушка: (задумчиво, про себя)
В пункт «Б»?..
Ах, это кстати очень!
Там милый мой скучает без меня.
Ему слова любви смогу послать я
С попутчиком.
(вслух)
Ночных лесов сырая колыбель
Темна и неуютна.
Входи же, путник,
Здесь найдешь приют.
Я чай налью.
(в сторону)
Воды ничуть не жалко.

(Автор рисунка - Deemory (Mana)


Монах садится. Девушка подает ему чай. Монах отпивает из чашки. Девушка исполняет танец с веерами.

Сказитель: (нараспев)
Красавица девица Гамихату
Танцует гостю,
Услаждая взор искусством,
Но тот, низвергнутый в пучину сладострастья,
Забыв о скромности и мере,
За чашкой выпивает чашку.

Девушка, окончив танец, садится перед монахом и о чем-то беседует с ним.

Ночь быстро промелькнула
В расспросах и рассказах.
Рассветало. И девушка,
Посланье, набросав поспешно,
Протягивает путнику с наказом
Отдать тот свиток
Комунадо.

Девушка:
И вдруг ко мне
Внезапной вспышкой озаренья
Пришло раскаянье.
Ах, что же я наделала?
Что скажут злые языки соседей,
Что наплетут?
Приветила мужчину, незнакомца,
И ночь с ним провела всю в комнате одна.
О, как же уберечь мне честь свою,
Запятнанную подозреньем?
Ответ придется мне искать…
На острие ножа.
(резко втыкает нож в горло)
Ах!

Девушка замертво падает на сцене. Входит монах, выискивает оставленные вещи, замечает девушку. Медленно поднимает и одевает сундук, не отводя от нее глаз.

Монах:
Ну, как вам это нравится?
Ох уж мне эти японские красавицы!
Чуть ногу гости за порог,
Они в себя втыкают ножик.
Ну что за нравы, что за воспитанье?!
Однако надо поскорее выметаться,
Пока здесь не подумали чего…
(задумчиво)
Пожалуй, это заберу себе на память.
(забирает чашку)

Монах уходит. Девушка садится спиной к зрителям с краю сцены.

Сцена 3
На сцену входит важно самурай. Остальные актеры, сидящие спиной, держат в руке горящие свечи.

Самурай:
Я Комунадо Томудам. Я самурай суровый
На службе у вельможи Такахеды.
И хоть острее всех мой меч наточен,
Мной недоволен почему-то господин.

Самурай достает меч и начинает упражнения. Он самоуверенно наносит резкие, размашистые удары в направлении свечей. После второго или третьего выпада свечи, наконец, падают, одна за другой…
Падает первая свеча. Входит на сцену монах, протягивая на вытянутых руках свиток с посланием. Падает вторая свеча.

Монах:
Эй, господин… тут я
Принес послание…

Самурай:
(пытаясь разрубить третью свечу, раздраженно)
Кому!!?

Монах:
Кому надо…

Третья свеча покоряется ударам самурая, и тот, не прекращая движения, делает выпад в сторону монаха, разрубая, сам того не ведая, послание надвое. Монах в шоке тупо смотрит поочередно на две половинки свитка.

Монах: (неуверенно)
Точнее, два… послания.

Самурай резко и грубо вырывает из рук оторопевшего монаха одну из половинок. Монах продолжает стоять, впавши в ступор.

Самурай: (раздраженно)
Так дай сюда, болван, скорее,
Ведь я и есть тот самый Комунадо.
(читает и глаза его постепенно наливаются болью)

Голос девушки:
Прости меня, любимый…
Четыре долгих месяца
Неделю и два дня
Тебя не видела.
В широких рукавах я прячу слезы…
Была верна тебе, но согрешила…

Лицо самурая каменеет в маске невыносимой муки. Он порывисто выхватывает короткий меч…

Самурай:
Позор. Позор мне.
Дому моему позор
И роду.
Был верен господину я,
Исправно службу нес,
Как до меня ее несли отец и дед.
Меня же эта служба доконала,
Отняв единственную радость и любовь.
(решительно)
Позор не смыть, увы, не отстирать
Ни порошком, ни мылом.
Пускай же кровь
Отчистит самурая честь.
Один есть только выход – харакири!
(наносит удар в живот. Говорит сквозь зубы, напряженно)
Ну… начинается неделька…

Монах, опомнившись, выходит из состояния ступора, бросается к самураю, протягивая вторую часть послания к самому лицу, к его помутневшим глазам.

Монах:
Постойте, господин,
Вы тут… не дочитали…

Голос девушки:
…но согрешила…
Тем, что не писала долго.
Лишь случай мне помог.
С попутчиком доставила для вас
Слова моей любви и клятву верности.

С сожалением позднего прозрения на лице самурай заваливается на бок и в жутких судорогах умирает.

Монах:
Чуть зазеваешься,
И тут же кто-нибудь
Себе распарывает брюхо.
Что до меня, то я предпочитаю
Ножом распарывать лишь колбасу к обеду.

Голос демона:
Пока все статуэтки бога Фукурукудзю
Обратно не вернутся в храм Фукурукудзю,
Что на горе стоит Фурукудзю,
Смерть будет по пятам преследовать монаха,
И будет для меня всегда работа.
(заходится в дьявольском смехе, кашляет, поперхнувшись смехом, хрипит, затихает)

Сказитель: (нараспев, страшно волнуясь, сбиваясь и фальшивя)
Все умирает…
(достает нож)
Колесо судьбы
За оборотом совершает оборот.
Вот так же неизбежно мой черед пришел
(смотрит на нож)
В смертельной этой драме
Аккордом заключительным звучать.
(оборачивается, размахивается и втыкает нож себе в живот)
Ха!..
(падает ничком, в судорогах умирает)

Актеры поднимаются, кланяются зрителям и под крики «браво!» и «бис!» достают ножи и синхронно делают себе харакири.
Зрители хлопают, достают ножи и…
Автор сиротливо озирается, затравленно дергается и с неестественной улыбкой куда-то уходит… Ха!..

Мутант TSÖRG


@темы: Dee Shan, Deemory, Deemory (Mana), №12, Мана, Мицуно Ами, Мутант TSORG, Мутант Тсорг, Погреб, Проза, Рассказы, Юмор

23:25 

Дождь

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Дождь

Посвящается Королеве Погибель


Был дождь. Он начался внезапно. Улица опустела, все прохожие торопливо забились под козырек метро, тряся мокрыми зонтами, хихикая и переговариваясь.
А она стояла под деревом, глядя на происходящее сквозь стену воды, и думала о том, что ей там все равно нечего делать: светлое платье намокло и теперь неприлично липло к телу. «Не хватало еще стоять среди тесной толпы и липких взглядов».
Какой-то парень в костюме и с ярко-желтыми волосами смотрел на нее, не отрываясь, из той толпы, а потом вдруг открыл зонт и двинулся навстречу. «Ну вот, и его мне тоже очень не хватало».
Парень оказался довольно высоким и мрачным. Он сложил зонт, повесил его на сучок дерева, снял пиджак, накинул ей на плечи и снова раскрыл зонт, но уже для них двоих.
- Спасибо.
- Не за что. Но так ты заболеешь. У меня дома ты сможешь отогреться, обсохнуть и идти дальше по своим делам.
- Нет, спасибо.
- Я не имею в виду ничего, кроме отогреться и обсохнуть.
- Я тебе на слово поверю.
- Я что, на маньяка похож?
- Вообще-то, не совсем…
- Тогда идем?
«А, фиг с тобой…»
- Идем.

Идти оказалось недолго. Подъезд был чистый, лестница – широкая, а этаж – второй. Огромная дверь со скрипом открылась, и он прошел внутрь.
Чужая квартира – это всегда новые впечатления. Запах был приятный и незнакомый, прихожая – светлая, уютная и, к ее радости, теплая. Ковер под ногами был очень пушистым и мягким, с огромным ворсом. На стенах висели две картины с осенними пейзажами, а в дверях комнаты стояла огромная рыжая кошка. Кошка посмотрела на гостью и принялась беззаботно точить когти о полено, заботливо прибитое к стенке.
Незнакомый и сосредоточенный парень вышел из комнаты, неся полотенце, махровый халат и теплые носки. Он вручил ей все это и, указав на узкий коридор, сказал:
- Ванная там.
Она тщательно закрылась, стянула с себя мокрую одежду и забралась под горячий душ, постукивая зубами.
А потом вытерлась и натянула на себя все, что ей предоставили. «Пришло время выходить».
На столе стоял горячий чай. В вазочке покоилось печенье, а в кресле у столика – кошка. Во втором кресле сидел он и задумчиво вертел в руках чайную ложечку.
- Как хоть тебя зовут? А то помог мне, а я даже не знаю твоего имени.
- Марек. Да ты садись, пей. Горячий чай после горячей ванны – это как раз то, что тебе сейчас нужно.
Она села и взяла кружку, а он подошел и старательно укутал ее в теплый плед. Дождь за окном продолжался.
- Телек включить?
- Да там опять реклама…
- У меня кассета с мультиками есть.
- А мультики я очень люблю.
Он поднялся с кресла во весь свой немаленький рост и, скрючившись у видика, стал что-то там старательно нажимать. С мультиками стало уютней. Ее одежда сохла на электрической батарее, тело согрелось, а кошка калачиком свернулась на коленях. Марек снова поставил чайник.
- А меня Аня зовут. Хотя друзья меня чаще называют котенком. За то, что я кошек люблю, а они – меня.
- А я все гадал, почему она к тебе так хорошо относится. На гостей обычно так шипит, что неловко становится.
Кошка сонно приоткрыла один глаз и, дернув ухом, снова погрузилась в дрему.
- А почему ты помог мне? – спросила Аня после небольшой паузы, потраченной на созерцание огромного рыжего зверя.
- Наверное, просто так. Хотя кое-кто считает, что от одиночества. Не могу привыкнуть к тому, что вокруг никого нет.
Попахивало это чем-то печальным, и она поспешила перенаправить его мысли в более приятное русло.
- А как кошку зовут?
- Манька.
Кошка муркнула, услышав свое имя, и повернула голову к хозяину.
- А у меня дома нет животных.

На город неожиданно опустился вечер, за окнами стемнело, и он проводил Аню до подъезда, чтобы убедиться, что она доберется до дома без приключений.
- Ты теперь знаешь, где я живу и как. Заходи.
- Ладно, постараюсь.
И она пошла домой.

Был дождь. Он начался внезапно. Улица опустела, а она с другими прохожими забилась под козырек метро, тряся мокрым зонтом. На этот раз у нее было более подходящее платье. Стена дождя заволокла все вокруг. Это напоминало тот странный случай, что произошел где-то месяц назад. Она обещала тогда Мареку зайти как-нибудь, но все не могла собраться. Да и без повода… И что, вообще, значит какой-то там случай под дождем.
На миг ей показалось, что под тем деревом мелькнул его силуэт. Руки предательски дрогнули, раскрыли зонтик, а ноги понесли вперед, сквозь удивленные взоры людей.
Но под деревом никого не было. Только холод пронизывал тело. Руки с зонтом сами собой опустились. По лицу потекла вода.
- Так ты заболеешь. Может быть, стоит переждать дождь у меня дома?
Он стоял у нее за спиной, мокрый и серьезный.
- Забыл зонт?
- Да.
- Думаешь, сойдутся два одиночества?
- Не знаю. Но попробовать стоит.
И под ее зонтом они пошли прочь. Идти оставалось недолго.

Волчица

Автор рисунка - Елизавета Васенина-Прохорова


@темы: №12, Волчица, Елизавета Васенина-Прохорова, Летопись, Проза, Рассказы, Рисунки

23:23 

Звездочка

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Звездочка

Ни отзыва, ни слова, ни привета.
Пустынею меж нами мир лежит.
И мысль моя с вопросом без ответа
Испуганно над сердцем тяготит.

Ужель среди часов тоски и гнева
Прошедшее исчезнет без следа,
Как легкий звук забытого напева,
Как в мрак ночной упавшая звезда.

Игорь

@темы: №12, Игорь, Летопись, Поэзия, Стихи

23:23 

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Я по ночам мечусь в постели –
Мне снится тот же страшный сон,
Что я умру на той неделе,
Что ты забыл мой телефон…
Забыл глаза, забыл ресницы
И главное – забыл сказать
«Я улетаю белой птицей
Над морем грусти полетать».
Когда глаза я закрываю,
В ответ глядит твое лицо.
Хочу забыть – не забываю!
Любовь – проклятия кольцо.
Желанье борется с смиреньем…
Хожу, вожу свой хоровод.
Не поцелуешь в День Рожденья
И не обнимешь в Новый Год.
Живи, люби и улыбайся,
Храни меня в своей душе,
Счастливым быть всегда старайся –
И мы увидимся… уже!

Яль

Автор рисунка - Арус


@темы: №12, Арус, Летопись, Поэзия, Рисунки, Стихи, Яль

23:21 

Разлука

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Разлука

Каждый плачет о том, чего нет,
Но ты верь, и я буду с тобой.
Как из старых прекрасных лет,
Буду прежним и милым тебе
Вечно бодрой и светлой Весной.
Ясный разум, как будто бы мне
Ты подаришь рассвет в мотыльке,
Где счастливее нет ничего,
Чем рождение солнца во тьме.
Взгляд теплом отдающий твой,
Этот миг был короче всего,
И где память дороже, чем рай,
Я бегу по протертым годам,
День за днем ожидая тебя.
Синева превратилась в печаль,
Это Осень сменила Весну.
Там, где птицы стремились в даль,
Будет счастье, я закину блесну.
А пока время мерит свой счет,
Буду плакать и слезы ронять,
Веря в вечность и в чуда исход.
Мне вернуть не удастся их вспять.
Но надежда еще жива,
И я буду их ждать…

Мертвый

Автор рисунка - Шико


@темы: №12, Летопись, Мертвый, Поэзия, Рисунки, Стихи, Шико

23:19 

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Ты счастлив? – вновь молчание в ответ.
А на душе лишь липкая усталость.
Я вновь боюсь себе ответить – НЕТ…
Хоть ничего другого не осталось….

Лорд Зойсайт

@темы: №12, Летопись, Лорд Зойсайт, Поэзия, Стихи

23:19 

Happy (?) end.

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Happy (?) end.

Тупо уставившись на телефон, ты сидишь и вспоминаешь, как час назад сказала и себе, и своему собеседнику: «Все, хватит! Это конец!» А теперь тебя терзают сомнения: что, если зря ты так… Ведь такая любовь не проходит в одночасье, хотя, в принципе, прошел уже почти год, но и это еще не срок…
«Не люблю!» – кричишь ты в зеркало для того, чтобы хоть как-то успокоиться, - «ненавижу!» - выдавливаешь ты из себя, медленно сползая на мокрый от собственных слез пол. «Почему ты не опомнился раньше? Почему только сейчас?! Почему?!»
Мысли, в хаотичном порядке приходящие в твою голову, еще больше усложняют дилемму, которую ты вроде как уже разрешила, повесив трубку, но интуиция, подводящая тебя в последнее время все реже и реже, подсказывает, что до конца еще далеко…
Действительно, очень скоро ты начинаешь чувствовать, как тебя снова пытаются завоевать… Ну уж нет, ты больше не та наивная дурочка, ты не купишься так просто – слишком хорошо запомнились тебе эти грабли… Слишком уж сильно ты любила, да и любишь, что скрывать… и страдала… но больше не хочешь. Расстались раз, расстанетесь и второй, только вот на этот раз ты не вынесешь, если тебе вновь разобьет сердце единственный, кого ты по-настоящему любила…

Ami

Автор рисунка - Мутант TSORG


@темы: Ami, №12, Летопись, Мутант TSORG, Мутант Тсорг, Проза, Рассказы, Рисунки

23:17 

Целитель

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Целитель

Дуйте, ветры полынные - стражи равнин.
Воспевайте того, кто придет за закатом,
Кто прошел через смерть, кто навеки один,
Кто Творцом и народом был проклят когда-то.

Черный вихрь заблудился в его волосах,
Спрятан холод и мрак в складках черной одежды.
И разверзнется твердь, и падут небеса,
Реки вспять повернут, станет болью надежда.

Его сердце - осколок застывшего льда,
А в безумных глазах бесконечности бездна.
Близок день, и взойдет роковая звезда,
Что ему предсказала однажды воскреснуть.

Бойтесь, смертные, плачьте, молитесь в ночи,
Жгите горькие травы и тусклые свечи.
Ваш Творец не поможет, он в страхе молчит
Перед тем, кому Тьма ляжет шлейфом на плечи.

Его имя забыто, но в Книге времен
Вспыхнут буквы кровавые пламенем ада,
И восстанет он, знаком свободы клеймен,
И шагнет в этот мир по ступеням заката.

Пойте, ветры полынные - призраки снов.
Близок день - и живой позавидует павшим.
Он придет, сбросив тяжесть железных оков,
В мир, от воли Творца бесконечно уставший.

С тонких пальцев сорвется слепящий огонь,
В чистом пламени память о прошлом исчезнет.
Он взойдет на веками пустующий трон,
Исцелив этот мир от тяжелой болезни.

Миледи

@темы: №12, Летопись, Миледи, Поэзия, Стихи

23:16 

Постер в середине номера 12

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Автор рисунка - Акино Ай


@темы: №12, Акино Ай, Постер, Рисунки

23:13 

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Закрой глаза,
Твоя слеза застыла на щеке.
На свете нет сильнее зла
Того, что есть в тебе.
Ты сам покинул рай земной,
Ты сам решил уйти,
Твой облик для людей навек
Останется таким…

Ульфр

@темы: №12, Летопись, Поэзия, Стихи, Ульфр

23:13 

Апокалипсис

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Апокалипсис

Племя зла идет на волю,
На престол идет Алгел,
Подчинившись року боли
Точит когти Люцифер,
Поднимаясь над полями,
Реет гордо черный флаг,
Тенью зла плывет над нами
Воин смерти, лютый мрак.
Бесконечной чередою
Слуги тьмы идут в поход,
Истребляя повсеместно
Тех, кто богу гимн поет.
Поле зла и поле славы,
Ненавидят все тебя,
Ты, Армагеддон лукавый,
Время страха и огня.
Черной смертью в дикой схватке
Все смешалося кругом.
Может, это только сказка,
Та… что сбудется потом…

Ульфр

Автор рисунка - Heretek


@темы: Heretek, №12, Летопись, Поэзия, Рисунки, Стихи, Ульфр

22:57 

Быт

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Быт

За старыми шторами стёкла и небо,
Слепая тоска, одичавшая стая.
Чертоги жилища - смешны и нелепы -
За стенкою слышно, как кран протекает.
Пора побелить небосводы в квартире,
Давно штукатурка ссыпается на пол,
И горькие слёзы в облупленном мире
Так льются легко, словно кто-то накаркал.
А горсть ошалевших дурных тараканов
Топочут на кухне, как стадо копытных…
Скажите, родные, кому это надо?
Уж лучше без крыши, но так, чтоб не стыдно!

Hэll

@темы: Hэll, №12, Летопись, Поэзия, Стихи

22:56 

Смерть возвратна

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Смерть возвратна

Безысходность положенья:
Бред на грани пробужденья…
Ночь, окно, паренье в небе –
Я упал в блаженной неге.
Пусть закончатся минуты,
Я сорву земные путы.
Всё, лечу. Ах, как приятно
Понимать, что смерть возвратна.

Шакал-Некромант

Автор рисунка - IsiL


@темы: №12, IsiL, Летопись, Поэзия, Рисунки, Стихи, Шакал-Некромант

22:55 

Растворяясь в дожде

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Растворяясь в дожде

Ломкий хрусталь моих слов
Крошится в пальцах дождя.
Сброшена тяжесть оков,
Я улыбнусь, уходя.

Это, наверно, судьба:
Вечная горечь разлук…
Сердце – тревожный набат,
Я разорву этот круг…

Взгляд из зеркальных глубин,
Тени без лиц и имен –
Пыльная роскошь картин,
Фальшь почерневших икон…

Тусклый затерянный свет –
Отблеск угасшего дня.
Здесь ничего больше нет,
Что б удержало меня.

Танец луны в пустоте,
Клятва на черной крови…
Я растворяюсь в дожде –
Больше меня не зови…

МиЛеди

Автор рисунка - Веда


@темы: №12, Веда, Летопись, МиЛеди, Поэзия, Рисунки, Стихи

22:52 

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Сначала – нежно, осторожно…
(Мерцает ожиданьем кожа)
Движенья плавны и легки.
Чуть-чуть пульсируют виски.
По телу, непривычна столь,
Истомой – боль…

Мутант TSÖRG

@темы: RG, №12, Летопись, Мутант TS&#214, Мутант TSORG, Мутант Тсорг, Поэзия, Стихи

22:46 

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Когда отвернутся верные,
И дрогнет в бою рука,
Печальные стрелы времени
Поднимутся в облака.
Утихнет пожар сражения,
Ты меч зашвырнёшь в траву
И примешь одно решение,
Последнее наяву.

Hэll

@темы: Hэll, №12, Летопись, Поэзия, Стихи

22:46 

Для Нурика

Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Для Нурика

Настанет ночь над городом чужим,
И, слушая звучание гитары,
Пойдем гулять мы по проспектам старым,
По улицам – и теплым, и седым.
И будет ночь прекрасна и темна,
Потонет грусть в случайном разговоре,
А в вечном и не очень честном споре
Родиться тихо истина должна.
Окошками зажгутся фонари,
А освещать дорогу будут окна,
Былые слезы в памяти поблекнут.
Забудь об этом, просто говори…
А после уезжать придет пора,
И поезд твой в тумане растворится.
Ты всем пообещаешь возвратиться.
Без разговоров не усну я до утра.

Волчица

Автор рисунка - Скифа


@темы: №12, Волчица, Летопись, Поэзия, Рисунки, Скифа, Стихи

Журнал Цитадель

главная