Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Тишина
или
Самоубийство влюбленных в Сонэдзаки


- Сонэдзаки опять стал самым лучшим учеником на этой неделе!
- Да, от него даже господин Китано без ума. Говорит, что у Сонэдзаки большие шансы учиться где-нибудь за границей, в одном из лучших университетов!
Раздался звонок, и коридоры школы опустели. Разговор так и не был закончен.

- Молодец, Сонэдзаки. Садись, - Китано отложил мел. – А вы все учитесь, как надо отвечать урок! К завтрашнему дню прочитайте следующую главу учебника, а сегодняшний материал все должны вызубрить до последнего иероглифа. Вопросы остались?..
- Нет, господин учитель…
- Можете идти.

Сонэдзаки под взглядом учителя медленно сложил вещи в портфель, обдумывая, какой бы дорогой пойти домой на этот раз, чтобы не наткнуться на поклонниц из других классов. Да и из своего тоже…
Родители совсем недавно переехали сюда и перевели его в новую школу, где он продолжал делать большИе успехи.


(Автор рисунка - Волчица)

- Сонэдзаки!!! – О нет, неужели его кто-то заметил!.. – Привет! Я Усуи, твой одноклассник. Мы еще не знакомы.
- Я тебя помню, - Сонэдзаки мысленно облегченно вздохнул.
- Ты не составишь мне компанию – сегодня после уроков открыт зал кэн-до…
Р-р-р-р… Опять! И когда им надоест напрашиваться на поединки, проигрывать, а потом нахваливать мое мастерство! Радует хоть то, что проигрывают они не специально…
- Конечно, Усуи. Идем.
В гулком зале было слегка прохладно. Сонэдзаки привычным жестом оправил кимоно и взял меч. Усуи с улыбкой идиота последовал его примеру. Впрочем, эту улыбку следует толковать скорее как доброжелательную…
Удар! Шаг. Поворот. Удар. Блок. Блок. Удар. Удар. Удар. Шаг. Удар… Конец поединка.
Сонэдзаки сделал глубокий вдох, поклонился и отправился в раздевалку, давая этим понять, что дальнейших поединков не будет.
- Спасибо, ты прекрасный боец… - Тихим шепотом донеслось в спину. Немного болела голова. Надо домой, и поскорее.
Но на выходе из зала он наткнулся на Хитоми, которая жила в доме напротив.
- Сонэдзаки, ты домой?..
- Угу.
- Тогда пойдем вместе! – Она весело размахивала портфелем. – Знаешь, а Сонэдзаки – это очень длинное имя. Твои друзья как-нибудь его сокращали?
- У меня нет друзей.
- …Ну-у… А мне тут рассказали, что ты классно рисуешь.
Дорога повернула на их улицу.
- Ты нарисуешь что-нибудь для меня, правда?..
- Да, Хитоми. К концу недели.
- Спасибо! Правда?
- Правда. До завтра. – Он развернулся и направился к дому все тем же ровным шагом.

- Сынок, я записал тебя в класс стихосложения, тебе надо развивать свой талант.
- Да, отец.
- Ты доволен?
- Да, но я не уверен, что смогу все успевать.
- Можешь не помогать маме по дому, это освободит и силы, и время.
- Да, отец.


(Автор рисунка - Мана)

Хитоми сидела у окна и даже не пыталась учить уроки. Где-то совсем рядом сидит он и учит урок, чтобы завтра снова доказать всему миру, что он – самый лучший на свете. А еще самый сильный и самый красивый…
Многие девочки завидовали Хитоми, ведь только она могла без всякого повода идти с Сонэдзаки до самого дома. Но никто не знал, насколько он на самом-то деле безразличен ко всем вокруг. И к Хитоми тоже. Но тогда даже хорошо, что никто об этом не знает.

Китано проверял работы учеников. Тетрадь Сонэдзаки он намеренно оставил напоследок, чтобы хорошенько изучить все, что написал его лучший ученик. Этот симпатичный и умный молодой человек, надо отдать ему должное, думает не о девушках, а о своем будущем, и проявляет жесткие, мужские черты характера, столь несвойственные его одноклассникам.
Надо будет спросить у мастера кэн-до, каковы его успехи в этом искусстве.

Усуи восторженно рассказывал приятелям о поединке с Сонэдзаки:
- Он оказался быстрее меня раза в два! Такая ловкость есть еще только у сенсея!
- Только не говори, что сам ты хорошо дерешься! Я тебя тоже тогда победил, хоть и пришлось немного попотеть. И уж не сравнивай с сенсеем…
- А он это сделал с легкостью. Я только два раза смог нанести удар… то есть попытаться нанести удар. И только успевал защищаться. В зале было прохладно, а ветром занесло несколько лепестков сакуры. Сонэдзаки выглядел совсем как настоящий самурай!
- Да ты краснеешь, как девчонка!
- Дурак ты, Хагаро! Лучше бы почитал книжки про самураев, а потом на Сонэдзаки посмотрел. И сравнил!
- Ладно тебе, я шучу.

Сонэдзаки закрыл последний учебник и лег поверх одеяла. Окно. Луна. А до конца недели надо еще нарисовать что-нибудь для Хитоми, сочинить что-нибудь для Тигусы и написать письмо для мисс Мицуно, которая уехала учиться за границу и иногда присылала ему письма.
Зачем он им нужен? Что в нем такого? И зачем он поддерживает в них это стремление…

Через три месяца все учителя, ученики его и параллельных классов и участники предстоящего спектакля были у его ног.


(Автор рисунка - Волчица)

Костюм самурая был немного велик в плечах, но это не имело значения, так как зрители собирались смотреть на него, а не на костюм.
На сцене репетировали сцену прощания Императора с возлюбленной, которая как раз исполняла танец с веером, когда Сонэдзаки выглянул из-за занавеса. Возлюбленную Императора играла Тигуса. Невольно вспомнилось ее жалкое, сдавленное «Я… люблю тебя» перед выходом на сцену и его жесткое и тихое «Оставь подобные разговоры со мной раз и навсегда. Молчи».
Теперь Тигуса играла роль очень натурально. У особо чувствительных зрителей выступят слезы, когда начнется представление. До него оставалось несколько минут…

Спектакль прошел хорошо. Сонэдзаки был прекрасной юной звездой всего представления и с улыбкой кланялся зрителям, когда все артисты вновь вышли на сцену. Все, кроме одной девушки. Она поскорее отправилась домой, задернула шторы и села на краешек кровати. Тишина. Он и так счастлив. А она просто опозорилась…
Тигуса достала бритву и медленно провела ей по горлу.
Больно… Очень больно… Любимый…

А Сонэдзаки был в зале кэн-до, куда его опять притащил Усуи.
- Тебе не надоело проигрывать?!..
- Этот раз будет последним. Я принес настоящее оружие.
- Я не собираюсь причинять тебе вред. А у тебя это все равно не получится.
По залу гулял легкий ветерок. Приятная прохлада близящегося вечера расслабляла тело.
- Тогда начнем.
- Начнем.
Шаг. Шаг назад. Шаг вперед. Шаг вправо. Взмах мечом. Шаг вперед. Уход от удара. Удар. Удар. Удар… Конец поединка.
Сонэдзаки стоял и смотрел на противника, продолжавшего сжимать обломок меча.
Несколько цветочных лепестков, залетевших с улицы, легли на пол. Медленно, поочередно. Вокруг царила ласковая тишина, ставшая долгожданной наградой победителю. Тяжело дышал Усуи. Опуская меч, он невольно зашуршал одеждой, за что его и впрямь захотелось разрубить на части. Но это будет лишь очередным нарушением тишины. Поэтому не стоит.
- Я надеюсь, что этот наш поединок был последним?..
- Да, я тебя больше не потревожу. Ты все равно даже не замечаешь меня. Тревожить тебя уже нечем. И незачем, - голос почти сошел на шепот, словно повинуясь немому желанию победившего не слышать ни единого звука.
- Хорошо, - Сонэдзаки повернулся и направился к раздевалке, когда вдруг слух резанул булькающий звук и гортанный стон, в котором уже нельзя было узнать голос Усуи. Молниеносно обернувшись, он успел увидеть, как тело юноши, вспоровшего себе живот, со стуком завалилось на бок.
Сонэдзаки в поисках помощи выскочил из зала и кинулся бежать по пустынным коридорам. Ноги скользили на гладком полу. Топот эхом возвращался от стен. Меч, в силу привычки, оказался в ножнах у пояса.
Сюда…
- Господин учитель, это очень срочно!
- Да на тебе лица нет!

Сирена скорой помощи завывала, разгоняя с дороги автомобили. Сонэдзаки и Китано сидели в машине, глядя на врачей, почти сходящих с ума от невыполнимости поставленной перед ними задачи. Китано переводил взгляд с одного своего ученика на другого, заедая горе какими-то таблетками, которые постоянно носил с собой.

Тишина больничных покоев нарушалась шумным дыханием учителя. Сонэдзаки задумчиво теребил в руках кумихимо с ножен своего меча.
- И где только он взял это оружие? Отложи. Это не игрушки для молодых людей твоего возраста.


(Автор рисунка - Волчица)

Хирург вышел из операционной и отрицательно покачал головой. Юноша посмотрел на Китано. Тот в ужасе выдохнул и, видимо не в силах справиться с чувствами, вышел, повторяя:
- Я сейчас, сейчас…
Звук удаляющихся шагов…
Сонэдзаки огляделся. Он впервые за много часов остался в одиночестве.
- И глупо же я смотрюсь тут в этом кимоно… - Тихий шепот потонул в пустоте коридора.
Но пустота почти сразу заполнилась: на каталке пронеслось в ореоле врачей тело Китано. И обрывки фраз:
…лекарство…
…отравился…
…недопустимая доза…
И главное: это уже безнадежно.
За окном багровыми красками пылал закат. Было видно горы. Теперь Китано…
Юноша встал и медленно побрел прочь.

Хисоко разглядывала рисунок, который уже очень давно нарисовал для нее Сонэдзаки. Она разглядывала его каждый вечер, но сегодня все было не так, как обычно. Тигуса после спектакля сбежала домой вся в слезах. И поговаривали, что это все из-за него, холодного и жестокого.
Сегодня он и ей сказал «Убирайся», когда она наткнулась на него за кулисами. Он убрал ее из своей жизни…
Раздался телефонный звонок.
- Да…
- Хисоко?!..
- Да.
- Это Марико, подруга Тигусы!
- Она о тебе говорила, здравствуй, а что сл…
- Тигуса покончила с собой!
- Что?!!..
- Она перерезала себе горло… Ты знаешь, почему это могло случиться?! Скажи! Скажи мне! Почему она вдруг сделала это?!..
- Тигуса?.. Я не знаю… не знаю…
Слезы в трубке и короткие гудки.
Тигуса… Это один выход. Твой. Других не осталось…
Хисоко взяла в ванной бритву и попыталась сделать надрез на запястье. Но было больно, кровь почти не текла. И не было сил надавить сильнее.
Тихонько всхлипнув, она отбросила металлическую пластинку в угол комнаты и накинула куртку. Надо освежиться. Надо выйти на свежий воздух. На улицу…
Его окна не горели. Еще не вернулся. Или уже спокойно спит, разрушив еще несколько судеб.
Улица стала светлее…

Придя вечером домой, Сонэдзаки узнал от переполошенных родителей, что Хисоко сбила машина. На их улице, что уже было немного странно. Водитель клялся, что девушка словно из-под земли выросла на проезжей части, отчего он и не успел затормозить…
Ну что за день…


«Здравствуйте, мисс Мицуно.
Сегодня мои родители опять переезжают на новое место. Я еще не знаю адреса, где мне предстоит жить, поэтому Вам придется ждать следующего моего письма.
Спасибо за Ваши поздравления. Меня очень порадовала эта милая открытка. Я очень ценю Ваше хорошее отношение, мисс Мицуно…»

Волчица


Автор рисунка - Лорд Зойсайт


@темы: Рисунки, Рассказы, Проза, Мана, Лорд Зойсайт, Летопись, Волчица, №9