Уиллиам
И звезды зажигаются в глазах, где мы бросаем вызов бездорожью
Проклятие Фукурукудзю

Действующие лица:
Монах – Ногида Воруки
Демон – Харя-То Во Гари
Девушка – Меряюша Гамихату
Самурай – Комунадо Томудам
Сказитель – Басня Дабайка

Время: весна, пора цветения сакуры и неврозов.
Место: где-то в Японии :)
Сказитель на протяжении всего действия сидит вполоборота к зрителям, сопровождая повествование игрой на струнном музыкальном инструменте, акцентируя важные эмоциональные моменты.
Актеры, не задействованные в сцене, сидят спиной к зрителям, выполняя роль пассивных декораций.

Сцена 1
Актеры, сидящие спиной к зрителям, держат в руках веточки сосны, символизирующие буйную растительность. На сцене появляется запыхавшийся монах. Поминутно озираясь, он спешно пересекает периметр сцены. Лицо монаха, полное тревоги, наконец, проясняется.

(Автор рисунка - DeeShan)


Монах:
(утирая пот рукой)
Уф! Кажется, ушел.
(Тяжко дышит)
Я Ногида Воруки,
Монах из храма Фукурукудзю,
Деревни Фукурукудзю,
Что на горе Фурукудзю
Стоит веками.
Наскучили мне стены храма.
И длинное его названье
Навязло на зубах.
Без сожалений покидаю
Гнездо родное,
На память лишь забрал
Я пару безделушек
…пока все спали…
Все бросились, конечно,
Провожать меня,
Кричали
И махали вслед руками.
…насилу вырвался
(продолжает путь)

Сказитель:
Басня да Байка вам поведает:
(нараспев)
О, горе!
О, плач и скорбь, и слезы!
В деревне Фукурукудзю,
Что на горе Фурукудзю,
Из храма Фукурукудзю
Похищены святыни!
Бесчестный бонза,
Презрев закон людской,
Поправ монаший долг
И прочие обеты,
Осмелился украсть из храма статуэтки.
В заплечном сундуке его
Томятся два десятка
Высоколобых изваяний
Любимого народом бога Фукурукудзю,
Что по итогам хит-парадов
В десятке лидеров по праву
Место занимал.
Дарил он жителям удачу и веселье
По низким ценам,
А порою и в рассрочку.
Теперь же гранулы божественного дара
Покинули отчаявшихся духом,
И ожидают их тревоги и печали.

Монах:
Ах, демон побери!
(останавливается)
Шнурок мой развязался так некстати
(наклоняется завязать, но отвлекается)
Теперь, пожалуй, не успею
До окончанья этой сцены
Найти себе ночлег и хавчик.
Меж тем стемнело.
(зевает)
Вот и кочка поуютней.
(ложится в углу сцены, сквозь сон бормочет)
Какие, кстати, к дьяволу, шнурки?
Ведь я босой…
(засыпает)

На сцену под тревожную музыку выходит демон. Вид его ужасен. Актеры, что сидят спиной, убирают веточки сосны и выставляют на раскрытых ладонях небольшие статуэтки Фукурукудзю, символизируя собой внутренние покои храма. Демон исполняет некий эксцентричный танец, карикатурно повествующий о злодеянии монаха: собирает статуэтки, пряча за пазуху.

Демон:
Я демон
Харя-То Во Гари, у меня…
Особой глубины на вещи взгляд.
О! Видел я монаха!
Укравшего…нет, не просто безделушки,
А счастье у людишек.
По жадности и глупости своей,
Кармические спутал нити.
Теперь он обречен
Невольной быть причиной
Смерти тех несчастных,
Что встретятся ему
На жизненной дороге.
И шлейфом за плечами
Будут развеваться
Чужие слезы, горести, несчастья,
Пока обратно в храм
Все до единого
Не возвратятся изваянья.



Демон подходит к спящему монаху и, склонившись, смотрит на лицо. Внезапно монах просыпается и, видя перед собой оскаленную физиономию демона, нервно вскрикивает, чем пугает самого демона, который вскрикивает вместе с ним.

Монах:
(встревоженно и, в то же время, участливо)
Ты кто, приятель?
Что за жуткий вид?!
За что природа над тобой так надругалась?
Ведь ты, пожалуй, демона страшнее!

Демон:
(приходя в себя, в сторону, задумчиво)
Страшнее демона?
Постой-ка…
Так я ведь он и есть…
Забавно.
(вслух, притворно-встревоженно)
Что… все так скверно?
(ощупывает лицо, говорит с явным облегчением)
А… это… Это ж только маска
(начинает снимать маску, вкрадчиво)
На самом же я деле
Под ней такой же абсолютно,
Как и ты.

Демон срывает маску, под которой, впрочем, находится еще одна, не менее ужасная. Тут же демон протягивает монаху зеркало, дабы тот самолично убедился в справедливости слов демона. И в тот момент, когда монах подносит зеркало к лицу, надеясь увидеть там свое отражение, демон исподтишка молниеносно одевает на монаха маску. Монах же, видя в зеркале вместо своего отражения лик демона, вскрикивает от ужаса и, не в силах поверить, делает несколько неуверенных шагов назад, где и падает, занимая ту же позу, что и до пробуждения.

Демон: (нравоучительно)
Дерзнувший посягнуть
На редкое собранье статуэток,
Ты потерял свое лицо навеки!
(Дьявольски смеется)

Демон уходит, удовлетворенно потирая руки. Монах остается некоторое время недвижим. Актеры по краям сцены вновь поднимают веточки сосны.

Монах: (пробуждаясь)
Ох, что за сон мне явлен был,
(задумчиво ощупывает лицо)
Кошмаров полон.
Надеюсь, не пророческий…
Коль скоро мне свою личину
Едва возможно прокормить,
То ту, вторую,
Прокормить смогу едва ли.

(Автор рисунка - Мутант TSÖRG)


Монах достает из-за пазухи чашку и палочки. Пытается поесть, но его бьет крупная дрожь, и пища не достигает рта.

Никак не успокоиться мне что-то,
Дрожат все члены,
И если руки я свои не обуздаю,
Уйду голодным.
(Встает, кряхтя, и уходит со сцены).

Сцена 2
Сказитель: (нараспев)
Путь в тягость для того,
Кто не рожден скитаться.
Но долго ли ведется сказ,
Конец пути был близок.
К закату дня второго
Монах достигнул вод озерных.
На берегу, в тени цветущей вишни,
В роскошных лопухах
И зарослях крапивы ютился домик.
И, уповая на закон гостеприимства,
Что не позволит путника с дороги
Прогнать в сырую ночь,
Монах стучится в дом.

Раздается троекратный стук. На сцену выходит девушка. Актеры, сидящие спиной, сменяют декорации леса на убранство женской комнаты. Девушка садится в центре комнаты, вполоборота к зрителям, скрывая лицо рукавом. Вся ее поза демонстрирует глубокую скорбь.

Девушка:
Я Меряюша Гамихату.
Сижу, одна скучаю в комнате,
Наполненной лишь слугами да мухами.
И вся моя отрада – в ловле мух.
(Оборачивается и медленно высыпает мух с ладони).

Раздается троекратный стук.

Любимый мой на службе у вельможи
Четыре долгих месяца, неделю и два дня.
Источенное ожиданьем встречи, стенает сердце.
Я весточку ему послать была бы рада.
Только как?

Раздается троекратный стук.

Быть может, это знак судьбы?
В час поздний на пороге путник…
О, кто бы то мог быть?

(Автор рисунка - Мицуно Ами)


Сказитель: (нараспев)
Конечно, это знак.
Как может быть иначе?
Предписан жанром острый поворот.
В глуши лесов поют одни цикады,
А новости обходят стороной.
Любому гостю рада будет
Истосковавшаяся по общению душа.

На сцену выходит монах.

Монах:
В ваш дом стучится одинокий путник, госпожа,
Я – Ногида Воруки,
Из пункта «А» в пункт «Б» иду
И в долгих переходах
Забыл уже, как выглядит вкус пищи.

Девушка: (задумчиво, про себя)
В пункт «Б»?..
Ах, это кстати очень!
Там милый мой скучает без меня.
Ему слова любви смогу послать я
С попутчиком.
(вслух)
Ночных лесов сырая колыбель
Темна и неуютна.
Входи же, путник,
Здесь найдешь приют.
Я чай налью.
(в сторону)
Воды ничуть не жалко.

(Автор рисунка - Deemory (Mana)


Монах садится. Девушка подает ему чай. Монах отпивает из чашки. Девушка исполняет танец с веерами.

Сказитель: (нараспев)
Красавица девица Гамихату
Танцует гостю,
Услаждая взор искусством,
Но тот, низвергнутый в пучину сладострастья,
Забыв о скромности и мере,
За чашкой выпивает чашку.

Девушка, окончив танец, садится перед монахом и о чем-то беседует с ним.

Ночь быстро промелькнула
В расспросах и рассказах.
Рассветало. И девушка,
Посланье, набросав поспешно,
Протягивает путнику с наказом
Отдать тот свиток
Комунадо.

Девушка:
И вдруг ко мне
Внезапной вспышкой озаренья
Пришло раскаянье.
Ах, что же я наделала?
Что скажут злые языки соседей,
Что наплетут?
Приветила мужчину, незнакомца,
И ночь с ним провела всю в комнате одна.
О, как же уберечь мне честь свою,
Запятнанную подозреньем?
Ответ придется мне искать…
На острие ножа.
(резко втыкает нож в горло)
Ах!

Девушка замертво падает на сцене. Входит монах, выискивает оставленные вещи, замечает девушку. Медленно поднимает и одевает сундук, не отводя от нее глаз.

Монах:
Ну, как вам это нравится?
Ох уж мне эти японские красавицы!
Чуть ногу гости за порог,
Они в себя втыкают ножик.
Ну что за нравы, что за воспитанье?!
Однако надо поскорее выметаться,
Пока здесь не подумали чего…
(задумчиво)
Пожалуй, это заберу себе на память.
(забирает чашку)

Монах уходит. Девушка садится спиной к зрителям с краю сцены.

Сцена 3
На сцену входит важно самурай. Остальные актеры, сидящие спиной, держат в руке горящие свечи.

Самурай:
Я Комунадо Томудам. Я самурай суровый
На службе у вельможи Такахеды.
И хоть острее всех мой меч наточен,
Мной недоволен почему-то господин.

Самурай достает меч и начинает упражнения. Он самоуверенно наносит резкие, размашистые удары в направлении свечей. После второго или третьего выпада свечи, наконец, падают, одна за другой…
Падает первая свеча. Входит на сцену монах, протягивая на вытянутых руках свиток с посланием. Падает вторая свеча.

Монах:
Эй, господин… тут я
Принес послание…

Самурай:
(пытаясь разрубить третью свечу, раздраженно)
Кому!!?

Монах:
Кому надо…

Третья свеча покоряется ударам самурая, и тот, не прекращая движения, делает выпад в сторону монаха, разрубая, сам того не ведая, послание надвое. Монах в шоке тупо смотрит поочередно на две половинки свитка.

Монах: (неуверенно)
Точнее, два… послания.

Самурай резко и грубо вырывает из рук оторопевшего монаха одну из половинок. Монах продолжает стоять, впавши в ступор.

Самурай: (раздраженно)
Так дай сюда, болван, скорее,
Ведь я и есть тот самый Комунадо.
(читает и глаза его постепенно наливаются болью)

Голос девушки:
Прости меня, любимый…
Четыре долгих месяца
Неделю и два дня
Тебя не видела.
В широких рукавах я прячу слезы…
Была верна тебе, но согрешила…

Лицо самурая каменеет в маске невыносимой муки. Он порывисто выхватывает короткий меч…

Самурай:
Позор. Позор мне.
Дому моему позор
И роду.
Был верен господину я,
Исправно службу нес,
Как до меня ее несли отец и дед.
Меня же эта служба доконала,
Отняв единственную радость и любовь.
(решительно)
Позор не смыть, увы, не отстирать
Ни порошком, ни мылом.
Пускай же кровь
Отчистит самурая честь.
Один есть только выход – харакири!
(наносит удар в живот. Говорит сквозь зубы, напряженно)
Ну… начинается неделька…

Монах, опомнившись, выходит из состояния ступора, бросается к самураю, протягивая вторую часть послания к самому лицу, к его помутневшим глазам.

Монах:
Постойте, господин,
Вы тут… не дочитали…

Голос девушки:
…но согрешила…
Тем, что не писала долго.
Лишь случай мне помог.
С попутчиком доставила для вас
Слова моей любви и клятву верности.

С сожалением позднего прозрения на лице самурай заваливается на бок и в жутких судорогах умирает.

Монах:
Чуть зазеваешься,
И тут же кто-нибудь
Себе распарывает брюхо.
Что до меня, то я предпочитаю
Ножом распарывать лишь колбасу к обеду.

Голос демона:
Пока все статуэтки бога Фукурукудзю
Обратно не вернутся в храм Фукурукудзю,
Что на горе стоит Фурукудзю,
Смерть будет по пятам преследовать монаха,
И будет для меня всегда работа.
(заходится в дьявольском смехе, кашляет, поперхнувшись смехом, хрипит, затихает)

Сказитель: (нараспев, страшно волнуясь, сбиваясь и фальшивя)
Все умирает…
(достает нож)
Колесо судьбы
За оборотом совершает оборот.
Вот так же неизбежно мой черед пришел
(смотрит на нож)
В смертельной этой драме
Аккордом заключительным звучать.
(оборачивается, размахивается и втыкает нож себе в живот)
Ха!..
(падает ничком, в судорогах умирает)

Актеры поднимаются, кланяются зрителям и под крики «браво!» и «бис!» достают ножи и синхронно делают себе харакири.
Зрители хлопают, достают ножи и…
Автор сиротливо озирается, затравленно дергается и с неестественной улыбкой куда-то уходит… Ха!..

Мутант TSÖRG


@темы: Dee Shan, Deemory, Deemory (Mana), №12, Мана, Мицуно Ами, Мутант TSORG, Мутант Тсорг, Погреб, Проза, Рассказы, Юмор